По ту сторону путевки в мир all-inclusive. Часть 2. Подводные камни

tureckie-zakati

Что стоит за гостиничной системой «всё включено»? Саша Гринева поработала аниматором в пятизвездочном турецком отеле и рассказала «Пассажиру», что из этого вышло и как там всё устроено.

Нелегальный заработок, полицейская облава, кутежи на дискотеках, ссоры и алкоголь на работе – во второй части рассказа. Первую часть читай тут.

Противозаконный заработок в ночных клубах

В каждом третьем отеле в Турции есть заработок на туристах в виде поездок в ночные клубы с целью продать билеты с накруткой на какую-нибудь хайповую российскую или турецкую звезду, развести на дорогие коктейли, организовать дурацкий салют или любую другую прихоть испорченного поколения XXI века. Притом, нужно умудриться забрать всех обратно в целости и сохранности. Схема работала отменно, но иногда давала сбои и технические неполадки.

klub-aura-turcia

Это нелегальный заработок: управляющий отеля не в курсе, почему ты собираешь толпу вычурно одетых людей у отеля после 11 вечера, когда в это время должен быть в кроватке. Процент получаешь с каждого проданного билета. На обычную вечеринку билет стоит 15 баксов, на концерт ‑ 25. Тебе полагается от двух до пяти долларов за человека, но с турками мой заработок всегда зависел от их настроения. В хороших отелях была система 15 долларов за ночь в независимости от количества приведенных людей, но в моем всегда было иначе.

Каким бы уставшим ты ни был после работы, если сегодня твоя очередь зажигать в клубе, то будь добр надеть мини и вперед. Всегда ездили два аниматора для безопасности и контроля. Всего нас было четверо и по математическим соображениям мы должны были работать через день, но в первую неделю «старички» расслабились, и мы тусили четыре дня подряд, только успевая к 10 утра прийти на работу бодрыми и сочными. По началу было весело, но отвратительная клубная музыка, зашкаливающее количество загорелых турков, алкоголя, русских туристов и подкатов надоели через неделю.

Мы ездили в два самых знаменитых ночных клуба в Кемере: Inferno и Aura. Почему клубы были выбраны в соседнем городе? Ответ простой: каждый отель сотрудничал со своим ночным клубом, и наш, видимо, выбрал низкий процент, долгую дорогу и большое количество русскоязычной публики. Кемер был пропитан хитами русской поп-эстрады и девочками в блестящих костюмах высоко задирающими ноги на танцполе. Каждую ночь нам полагалось два бесплатных коктейля в определенном баре, но за три часа танцев ‑ это доза, не совместимая с ночной жизнью. Чтобы выжить, нужно заводить связи, поэтому мы подружились с барменами и в итоге в Aura Kemer Club у меня был безлимитный алкоголь.

За полтора месяца я трижды побывала на концерте Матранга, дважды на Тиме Белорусcких, ни одного на Тимати, несколько раз на местных артистах, и еще около семи раз на пенной вечеринке в танцах, мыльных пузырях и поцелуях.

afishi-klubi-turcii

Самая сложная задача ‑ привезти домой такое же количество людей, сколько ты и забрал, но всегда же бывают исключения, форс-мажоры и пьяные дебилы. Дорога до клуба занимала 45 минут и 42 километра. За это время мы заезжали в магазин, покупали столько алкоголя, сколько можно было в себя влить до приезда в клуб ‑ русская скупая душа. Практически всегда все успешно проходили фейс-контроль и с полуночи до трех-четырех ночи кутили, как в последний раз.

За время работы я помню несколько случаев, когда хотелось сбежать и вернуться в любимый Тбилиси. Первый: в пьяном угаре один русский мужик орал на меня и хотел избить на глазах у 100 человек. Второй: один из наших гостей избил свою девушку, и мы уехали без них. Третий: с нами поехал наш босс, и нельзя было отойти ни на шаг. В такие моменты, когда твое внутреннее расшатывают, и выдаешь все эмоции наружу, хотелось убежать, выпить залпом водку Absolut, забить на зарплату в 300 баксов/месяц с бесплатным жильем, послать всё и валить из этой самобытной страны.

Система «всё включено» и турецкий менталитет

Работа аниматором всегда предполагает контакт с людьми, а значит, ты просто обязан быть в униформе, при макияже, в хорошем физическом и моральном духе. Всем глубоко все равно, если у тебя есть какие-то личные проблемы, ментальное расстройство, умер дедушка или остались последние 5 лир в кармане. Всем глубоко пофиг, потому что ты ‑ лицо отеля и должен доставлять удовольствие и желание вернуться сюда в следующий отпуск.

На таких курортах как Анталья, Кемер и Аланья отдыхают разношерстные туристы. Обычно это 70 % русскоязычной публики, 15 % турков, 10 % арабов и европейцев и еще 5 из остальных стран земного шара. Поэтому первый официальный язык ‑ турецкий, второй ‑ русский. Большинство местных знают, как завлечь на великом и могучем, чтобы ты прикупил себе шубу за 2000 $ в самый разгар лета или двадцать упаковок рахат-лукума.

ankara-flag

Что же касается турецкого менталитета, то тут вот какие особенности.

Сколько ни объясняйся на русском, или английском, или на языке, который знаете вы оба ‑ мировоззрение и понимание законов точно разнится.

Если не имеешь рабочей визы, то тебе же не придет в голову нарушать установленные законы и лезть на рожон. И это не значит, что ты не можешь свободно перемещаться по городу и выходить на улицу в позднее время суток. В конце концов, ты просто можешь быть туристом и здравым человеком одновременно. Если докажешь всё это боссу, то я куплю тебе коктейль за свой счет.

Если ты понравился своему начальству больше, чем рядовой сотрудник, то будь готов, что он запретит тебе общаться с противоположным полом, даже если это твоя работа. Выяснение отношений на русско-турецком в ресторане за ужином тебе точно обеспечено.

Если ты не говоришь на турецком, то не стоит и начинать его учить. В любой дискуссии к тебе все равно будут прислушиваться последней, не дав вставить свое веское «тамам».

Русские более ответственные и добросовестные, чем многие. Видимо нас так воспитали: переживать с поднятой головой любую Третью мировую, подставлять плечо друг другу в беде, держаться за своих в чужой стране и быть благодарными. Турки чаще выбирают закон и старших в угоду своим желаниям, целям и друзьям.

Виски-кола на завтрак, обед и ужин

Работа в отеле предполагает, что чем быстрее ты найдешь общий язык с барменами, тем легче и веселее тебе будет. В нашем отеле эти ребята были лучшей версией турецких парней: веселые, открытые, добрые и щедрые. Вся наша команда, включая диджея и одного официанта, бухали на завтрак, обед, аперитив и ужин виски-колу или джин-тоник ‑ разнообразие было не про нас. Если бы управляющий отеля или иной персонал, который не был в нашей банде сообщников, узнал, что мы пьем, то все бы вмиг лишились работы.

Спустя 10 дней, количество стресса усиливалось, а количество алкоголя еще не уменьшалось, но привкус этих коктейлей для чайников стал невыносимым, и мы просили делать два стакана, не смешивая. Меня до сих пор бросает в дрожь, когда я вижу эти наименования в барной карте любимых заведений разгульного Тбилиси.

Бегство от полиции и ссора с начальством

Ссориться с турецкими женщинами или мужчинами крайне опасно, занудно и удручающе. Мы на себе испытали это дважды.

Первая ситуация была, когда наш босс Толга лишился своей должности. Произошло это потому, что он любил выпить с постоялицами отеля, а это было табу и имело плачевные последствия. В тот вечер, сидя около полуночи в компании двух красоток и попивая алкоголь, он был пьян настолько, что не заметил, как к нему подошел управляющий, и послал того на все четыре стороны.

На следующее утро Толга не пришел на работу, а мы узнали, что его уволили. Как ты помнишь, он жил с нами в квартире, а еще его племенник ‑ официант Тэфо. По правилам Толга должен был освободить комнату в ближайшие пару дней, чтобы на его место пришел новый босс. Все так и произошло. Без капитана мы остались на восемь дней в нашей лодке беспорядка и разбойничеств.

antalia-bereg

Толга выехал через пару дней, но его племянник продолжал с нами жить, и ни о каких кознях речи не могло быть (семья же дороже), так что у нас сначала всё было в порядке. Но когда через некоторое время Тэфо освободил кровать, на следующий же день в отель неожиданно нагрянула полиция в поисках двух русских девочек, которые работают здесь нелегально. Первый раз, когда это произошло, все были в недопонимании, в шоке и думали, как побыстрее от нас избавиться. Но мы всё-таки оказались дороги нашей команде, и они просто сказали, что ничего не знают, и это ложная информация.

Вся эта история разбойников-нарушителей продолжалась дней шесть. Мы сбегали через запасные выходы к морю, уезжали в торговый центр, отсиживались в туалете, прятались на теннисной площадке, работали два часа в день вместо семи-восьми, получая те же бабки и пирожные на десерт. Мы даже носили специальные браслеты, как у гостей, чтобы в случае чего без зазрения совести валяться на лежаках у бассейна и попивать «Пина Коладу». Если бы нас поймали, то депортировали бы тут же, потому что у босса и другого персонала были доказательства в виде фотографий, видео, разговоров постояльцев и отпечатков пальцев на всех перилах. И, конечно, мы бы остались без зарплаты за месяц прожигания нервов и получения неописуемого жизненного опыта.

Турецкая дружба в черно-белых красках

За все это время мы подружились со многими ребятами, но реально близкими нам стали соседи и коллеги: Илькер, Пелин, Ешим и Тэфо. Однако, после второго конфликта друзей осталось двое и еще одна прекрасная нимфа Илькера ‑ Дильмач. При любых обстоятельствах в жизни важно иметь рядом близких по духу людей, особенно важно, если ты находишься в иной реальности, которая испытывает тебя каждый день.

Нам повезло: сначала у меня и Насти были такие якоря. Ребята объясняли нам все нюансы, помогали и поддерживали на работе, а вечером дома мы делили один балкон на шестерых, говоря на чистоту о сокровенном и смешном. Еще частенько мы вместе ходили на рынок покупать инжир за 70 рублей/килограмм или за «беш» лир новую дурацкую футболку. На ночные прогулки с противозаконным выкуриванием косяка в кустах, на шоппинг под названием «тысяча и один магазин за два часа», на свидание к закатному морю. За покупкой местной сим-карты на льготных условиях, на детские аттракционы. Много говорили про путешествия, семью, планы на будущее и страхи. Когда одного разрывало на части, другой, не понимая твоего языка, просто сидел рядом и оберегал.

eshim-pelen-nasta

Мало в какой истории есть хэппи энд, вот и здесь этого не случится, точнее он случится позже. Пока же на горизонте была вторая ссора, и наш новый радикальный босс аниматоров. Его звали Седат ‑ достаточно распространенное имя в Турции. Он имел огромный багаж «ценного» опыта за плечами, и около десяти лет работы в развлекательной сфере. Турция, Египет, Москва, Санкт-Петербург и еще несколько точек на карте были вписаны в его резюме, а вот про жесткий характер и традиционные мусульманские нравы не упоминалось ни слова. Его тело было подкаченным, кожа смуглой, волосы темными, а глаза нахальными. Он был так сильно самоуверен в себе и в своей правоте, что конфликты с ним возникали у нас каждый день, но он пытался их загладить покупкой вкусной еды, банками пива или сигарет. Он было дико ревнивым, и считал, что пока мы в Турции без родителей и близких (нам на минутку было уже далеко за 18), то он будет за нами присматривать. В один прекрасный день нам надоело быть в старшей школе, и мы шагнули без разрешения во взрослую жизнь.

Накануне вечером у нас было вечернее шоу «Мисс отель» с банальными до мозга костей конкурсами (привет нашему консервативному управляющему). Седат попросил Настю показать участницам примеры сексуального позирования, так как она была в его любимчиках и имела выдающиеся аппетитные булочки. Закончилось это тем, что он обозвал все вульгарщиной и опозорил ее на всю публику вечернего шоу. С этого момента наше хорошее отношение друг к другу перешло в холодную войну. Вечером мы пошли домой, а потом меня сорвало, и я выпустила все свое недовольство наружу во дворе нашего дома. Скрывалась ото всех пару часов, потом еще час выясняла отношение с подругой. «Готова все бросить и уехать, стало невыносимо» – повторяла я раз за разом, пока Тэфо сидел рядом и молча поддерживал. Этот вечер застыл в памяти, как Давид в художественной галерее.

Утром Седат сообщил нам, что приедет черный босс Эрик, чтобы поговорить с нами и, может быть, в последнюю неделю перевести в другой отель. Кстати, такой трюк «черная пантера» проделывал трижды, пытаясь нас или запугать, или взять на слабо. В первый раз мы испугались, но последующие воспринимали как шутку. Когда он приехал и в очередной раз сказал про отъезд, мы заткнули мысленно уши, но, услышав фразу «штраф в 500 лир за плохую работу», быстро вернулись на стулья в реальности.

urgup

Знал бы он, что только мы с Настей и работали в этой команде. Ребята могли приходить на несколько часов позже после пьянки или не приходить вовсе, сваливать все активити на нас и бухать у бара, посреди рабочего дня решать проблемы с парнем или покупать новые туфли. Мы были чересчур ответственными для этого общества, чтобы просто так не прийти на работу или свалить беспричинно. Да, штраф. Сказать, что мы были немного в шоке ‑ промолчать вообще. 500 лир ‑ немалая сумма, да и не понятно, почему мы должны были ее лишиться. Босс уехал, а мы стали в контры с Седатом, устроив ночью дома заседание суда со всеми обвиняемыми.

В один час вылезла вся подноготная нашей дружбы и характеров наших коллег. Пелин и Ешим вмиг облили нас грязью, назвав бездельницами, молодыми и неопытными, забыв про наше хорошее отношение друг к другу. Илькер держал нейтралитет, чтобы не рассориться ни с турецкими, ни с русскими подругами. Седат сказал, что штраф будет у каждого, а значит мы все находимся в одной лодке, только вот каждый готов залечь на разной глубине. В этот вечер мы стали держаться вдвоем с Настей, контактируя иногда с Илькером и чаще с Тэфо (хоть его дядя и наломал много дров в нашей песочнице).

Оставалось прожить еще несколько дней в режиме боевой готовности, потом с трудом получить свои выстраданные 2000 лир и умчать в гости в Каппадокию ‑ восстанавливать разум и хорошие ассоциации с детьми Ататюрка и Аллаха. Первого сентября мы встретили рассвет, глядя как сотни воздушных шаров поднимаются в небо над пустынной долиной вблизи города Ургюп.

Штиль в Каппадокии и дорога домой

Обретая классных друзей, пожалуйста, не умудрись потерять их из-за дурацких обстоятельств, потому что после апокалипсиса они станут твоим самым вкусным бутербродом с красной икрой.

В предпоследний день работы мы решили, что не простим себе, если не съездим в Стамбул или Каппадокию. Взвесив все за, против, время, бюджет, свое ментальное состояние и последние события, мы сошлись во мнении, что лучшим решением будет поехать на запад в маленькую деревню и пропасть на несколько дней в заботе Тэфо, его бабули и друга.

Было незаконно хорошо. Мы путешествовали на машине из Кайсери в Ургюп и близлежащие деревни, завтракали, как цари с огромным подносом традиционной домашней еды, жили в обустроенном доме-пещере, ловили падающие звезды на дороге посреди пустыни, много разговаривали, еще больше смеялись и обнимались. Мы смачно проживали эту новую историю, которая отдавала спокойствием, штилем и запахом домашнего сыра с вареньем.

Прощаться всегда тяжело, но дорога и бесчисленные путешествия закаляют, вырабатывают внутренний стержень и хладнокровие к таким моментам. К тому же, мы договорились встретиться еще разок на одной из трех земель ‑ Грузии, Турции или России.

Нас ждали девятнадцать часов дороги домой на разных транспортных средствах. Сивас, Сушехри, Трабзон, Ризе, Сарпи и еще несколько маленьких поселков и городов. Нашими водителями и собеседниками были и гробовщик, и сантехник, и турецкая мафия, и молодые парни, и таксист. Все они сходились только в своем мировоззрении. Это знаете, как та теория, если человек никогда не был за границами своего государства и не общался с людьми другого склада мышления, то он никогда не сможет принять твою позицию, потому что она будет противоречить его системе координат. Именно поэтому иногда мы просто соглашались, потому что наше местоположение и состояние здоровья полностью зависели от них.

kappadokia-vozdushnie-shari-utrom

Когда оказались на границе с Грузией, к нам подбежала одна грузинка и попросила, оказать ей маленькую услугу. Тут каждый выживал, как мог. Многие грузины торговали сигаретами, покупая их дешево в dute free и продавая раза в три дороже на пляжах в Батуми. В месяц на одного человека можно было провезти только один блок, он записывался на твой id, поэтому обойти систему было крайне трудно. Но всегда были такие герои как мы, которые уже бросили курить и могли записать на свои российские чистенькие паспорта по блоку. Пройдя контроль, встретились с девушкой на улице и отдали два блока. Она сказала простое спасибо, я же увидела то, что меня не касалось. Один законный блок был в пакете и еще два незаконных – по отдельности примотаны скотчем на животе. Остроты добавили пару дырок от пуль и несколько серьезных шрамов. Что ж, каждый выживает как может, и судить его у нас нет права.

Ну а мы наконец-то были дома, а значит на следующие десять дней назначены восстановительные процедуры с хачапури и Мукузани. Примерно пять литров вина, три пачки сигарет, меньше шести новых знакомых, восемьдесят тысяч триста семьдесят семь шагов, бесконечные объятия и легкое прощание. Наша Грузия и Турция остались в сотнях фотографий, миллионе потраченных нервных клеток, триллионе искреннего смеха, десятке любовных историй и в трех дорогостоящих турецких душах. Было горячо и по-любви. Хочется ли повторить? Ни за что на свете.

Турция хороша, если только ее изучать с местными друзьями, в отдаленных уголках, с рюкзаком за плечами и открытым сердцем. Но, пожалуйста, все же избегай курортные города и работу в отелях. Лучше купи себе билет в Одессу, возьми пиво в кружке «моя светлая молодость» и послушай чаек на берегу. И громко обсуди с незнакомцем, что у вас еще вся жизнь впереди и вы чертовски молоды, чтобы кому-то подчиняться и идти против своего внутреннего льва ради быстросжигаемых бумажных купюр. Не той мы породы.

vozdushnie-shari-v-kappadokii
Поделиться:
Другие тексты автора Александра Гринева

В музее в пригороде Берлина собирают неполиткорректные монументы

В пригороде Берлина Шпандау открылся музей Цитадели со злободневной экспозицией: сюда отправляют...
Подробнее...