Цейлонский капкан: как тату-мастер из России выжил в тюрьме на тропическом острове

andrey-mirov-shri-lanka

Рано или поздно перед всяким играющим в долгую путешественником (не связанным пакетными турами и прочим «олинклюзивом») встаёт вопрос, как заработать себе на жизнь в пути. Отлично, если вы не приписанный к офису программист-фрилансер и можете устроить себе рабочий опенспэйс в шезлонге под пальмой. Быть рантье с квартирой в пределах московского Садового кольца – тоже неплохо. Но в конце концов, не каждый имеет набор генов, дабы кодить на Python 5 и не всякому от бабушки досталась жилплощадь в столице.

Вот и приходится нашему брату-бродяге зарабатывать копейку чем ни попадя: кто-то жонглирует факелами на пляжах Гоа, кто-то обучает спиногрызов в Поднебесной английской грамоте или ловит трепанга на корейских рыболовецких шхунах – каждый рубится во что горазд, дабы потакать своей страсти к пермене места. Зачастую такая деятельность нелегальна и идёт вразрез с зарубежными трудовыми кодексами. И если где-то власти закрывают глаза на такие шалости, то в других странах желание заработать себе на дошираки может обернуться трагедией.

Показательным стал случай с московским тату-художником Андреем Мировым. В 2018-м году он на собственной шкуре ощутил мощь пенетициарной системы государства Шри-Ланка (экс-Цейлон). Андрей провел в разных тюрьмах страны (обычно славной белоснежными пляжами и сортами чая экстра-класса) долгих 9 месяцев. Все это лишь за то, что мужик слишком умело по меркам местных загонял краску под кожу клиентов.

Специально для «Пассажира» Андрей Миров рассказал о своём цейлонском заточении. Шекспировских масштабов подстава полиции, драки в тюремном бараке, конфессиональные дрязги, вскрытие вен и другие захватывающие перипетии тюремного быта на тропическом острове – в материале Тима Барроуза, который записал этот безумный рассказ.

О тату

andrey-mirov-tatoo

В детстве я хорошо рисовал, а потом появился друг, который стал делать татуировки (себе в том числе), и у него были места на теле, до которых он не мог дотянуться. Он мне и говорит: «Я тебя научу – ты мне там побьешь». Он научил – и понеслась. Нам было лет по восемнадцать, наверное. И вот уже двадцать семь лет этой херней занимаюсь. Понял, что ни черта ничего другого не умею. Да и не хочу, если честно… Я и продавцом работал и мебель изготавливал. Правда, чуть пальцы себе не отрезал… Но как-то понял, что татуировки – это реально моё. На самом деле кайфовая работа.

Денег поначалу не было. Сам себе руку покрасил – для рекламы. Потом в тату-студиях начал работать. Но это работа не творческая. К примеру, приходит клиент и говорит: «вот надпись хочу» или подправить что-то и так далее. Скукотища. Ну делаешь… Но я бы, положа руку на сердце, не занимался таким, если б не деньги.

В молодости я хотел быть «универсалом». И в том стиле поработать и в этом. Но клиент, которому нравится, скажем, «реализм» скорее пойдет к раскрученному мастеру-реалисту. А со мной так и получилось по жизни, что во всех стилях работаю. Да и переучиваться уже поздно. Всё-таки 45 годиков уже…

О попадании на Шри-Ланку и аресте

Я поехал в Индию с концами – планировал там остаться. Переписал квартиру на родственников, завершил все дела в России. Но вот черт меня дёрнул поехать на визаран не в Непал, а на Шри-Ланку. Все знакомые говорили: «Съезди, посмотри. Там красиво». Но вот и съездил — посмотрел. Красиво…

Изначально я приехал в город Унаватуна, и мне правда очень понравилось. Такие приятные улыбчивые люди вокруг, все тебе рады, включая полицейских.

Естественно, первым делом мне было интересно узнать, как обстоят дела в городе с тату-сферой. Познакомился с тамошним мастером по имени Саджи, который держал там, в Унаватуне, самый крутой салон. Он посмотрел на мои работы, в том числе по тем же эскизам, с которыми он имел дело. Мои однозначно были ярче и круче. Восхитившись, он даже подкинул мне небольшой заказик у себя в салоне. Пообщались, он поспрашивал, где я работаю. Я сказал, что бью по чуть-чуть на дому – иностранцам. Поселился я, кстати, у одной русскоязычной владелицы отеля бесплатно – ей нужно было добить большую тату, но сама она была в отъезде.

Unawatuna-Sri-Lanka

Короче, разошлись мы с этим Саджи, ударив по рукам, и сговорились на том, что он будет мне подкидывать работёнку. И буквально через два дня мне стал в Вацапе написывать местный ланкиец: мол, хочу сделать у тебя тату. Я поначалу отнекивался, так как стал уже примерно понимать обстановку, да и бэкпекеры-иностранцы меня предупредили, что с местными надо осторожней. Но всё-таки этот чёрт меня добил, и я согласился. Словом, сижу, бью рисунок этому доходяге, и тут в комнату залетает группа полицейских, а в первых рядах… кто бы вы думали? Тот самый Саджи – владелец салона: снимает меня на телефон.

Арестовали меня и отправили в первую тюрьму, в город Галле. Конфисковали краски, иглы, рабочие инструменты, тату-машинку и все вещи мои украли. Но это я уже потом узнал, когда во второй тюрьме чалился. Подкатил ко мне какой-то хмырь на одном из судебных заседаний и прикинувшись, что хочет поработать моим адвокатом, предложил между делом мне мои же вещи выкупить за 1000 баксов. Но у меня денег никаких вообще не было. Я же думал пару месяцев мунсун пересижу – и обратно, в Индию. По ходу, он от самих ментов и зашёл или от Саджи этого. Я ещё когда у него в салоне был, то обратил внимание на шикарную коллекцию тату-машинок кастомных брендов…

Возможно, я был не первой жертвой подобной подставы, но точно мой кейс был самым громким. По всем новостным каналам страны меня показали и на первых полосах газет было моё фото. Я, когда в очередную тюрьму переезжал, то меня уже все зэки знали и встречали криками: «Рашен мафия! Фэймас криминал!»

О ланкийцах

Как-то в тюремной библиотеке мне попалась книга на-английском языке «История Шри-Ланки». Краткое содержание её сводится к тому, что их постоянно кто-то завоёвывал, захватывал. Территория эта кочевала из рук в руки. И всё время они у кого-то отсасывали. Кошмар, словом. Ни одного ланкийца-художника известного, ланкийца-писателя, учёного мир не знает – беда у них с этим.

Шри-Ланка страна многоконфессиональная: есть и католики, и буддисты, и мусульмане. И, как ни странно, именно буддисты создавали в первой тюрьме, где я сидел, больше всего проблем. С ними у меня произошёл первый конфликт. Обычно они в 5 часа утра врубали по телевизору на всю катушку какие-то свои религиозные песнопения и молились. И это в то время, когда все остальные сидельцы спали. Однажды мне это надоело, я встал, выключил телевизор, положил пульт себе под подушку и лег дальше спать. Буддисты взбрыкнули. Но нас растащили другие заключенные. Потом многие зэки подходили ко мне втихаря, жали руку и говорили: «Thank you! Thank you!».

В тюрьме я общался со многими иностранцами, которые много стран объездили. И все заявляли, что таких говнистых людей, какие попадаются на Шри-Ланке, ещё поискать надо. Если нужно тебя подставить – тут всегда подставят. Причём, не обязательно ради выгоды, а просто из принципа непонятного.

Об отсидке

Я думал, что пару дней пройдёт, менты разберутся и отпустят меня. Думал, максимум, что грозит – это депортация. Проходит неделя, потом вторая пошла…

andrey-mirov-tatoo

В Галле была общая камера. Я, конечно, прифигел, когда её впервые увидел. Представьте душегубку, в которой нет ни то что кроватей, нар каких-либо… вообще ничего. И в ней напихано человек 50. Я спрашиваю у зэков, где вы тут спите, они говорят: «вот тут и спим – на бетонном полу». Приплюсуйте сюда ещё страшную жару, духоту и полчища кровососущих москитов. Чем плоха ещё та, первая, тюрьма была, что там в один момент могло быть 25 человек, а в другой – 60. Тогда вообще все друг на друге вповалку спали. Короче, пересыльный пункт. Всех, кого на Шри-Ланке арестовали, сначала в неё отправляют.

Иностранцев сидело не много. Был один американец индийского происхождения… Он наладил вполне легальный бизнес по поставкам табака в США. И у него был проблемка с бумагами… вроде бизнес-визу просрочил. Когда я заселился, он уже был в камере. Но самое удивительное, что я встретил его через 9 месяцев в лагере для департантов. Не уверен до сих пор, что он освободился. Он ещё и пожилой был сильно. Не повезло чуваку.

Во второй тюрьме, куда меня переместили, смотрящим был чувак, который сидел за изнасилование 9-тилетней девочки. У нас бы его убили, а там – ничего. Еще как-то я стал свидетелем эпизода, как один зек хлопнул по заднице другого заключённого и назвал его «пидором». Про себя думаю: «Ну всё, будет драка». Не тут-то было, тот засмеялся и пошёл дальше, насвистывая.

О судах

Судебные заседания были очень странным мероприятием. Длились они от силы секунд 30-40. Судья что-то скажет по-своему. Я ему: «Извините, ничего не понимаю. Мне нужен переводчик». Судья в ответ опять что-то на ланкийском, потом по столу молотком – хлоп! Всем спасибо – все свободны! И таких «заседаний» липовых было несколько. Потом мне это дело надоело, и я решил для привлечения внимания общественности устроить небольшой перформанс со вскрытием вен прямо в зале суда.

shri-lanka-turma-galle
Фото: Алена Тчк

В трусах пронес лезвие, отломанное от безопасной бритвы. Ну и обжёг для обеззараживания зажигалкой… Словом, пригласил я пару русских знакомых на суд, которые всё это дело должны были запечатлеть на видео. Но, когда до дела дошло — кровища, крики, паника, обнажённые сухожилия – они почему-то испугались и ничего не сняли. Один из них, кстати, впоследствии ещё тот прощелыга оказался.

Когда в русскоязычном Фейсбуке прошла инфа, что я сижу, то украинская девушка, постоянно живущая на Шри-Ланке, Алёна Тчк (занимается волонтёрской работой с животными), организовала сбор средств для найма мне адвоката. Деньги собирали на карту одного из этих товарищей. У него единственного из знакомых оказалась карта русского банка. Анне я дико благодарен, она постоянно раскачивала ситуацию, а вот этот персонаж ушёл в закат с собранными деньгами, которые люди слали от души.

Говорят, он теперь где-то во Вьетнаме кайфует. Ну да Бог ему судья… Потом уже, как мне рассказывал наш российский консул, в материалах дела было указано, что якобы мне предоставили четырёх адвокатов, переводчика и прочая туфта… Закон на Шри-Ланке один, и этот закон – желание судьи.

Об участии консульства

Первый российский консул участвовал в процессе от слова никак. Далее, уже по ходу моей отсидки, консул сменился. И он реально помогал: посещал меня в тюрьме, дарил карандаши для рисования, вёл какую-то закулисную работу по моему освобождению. Зовут его Ковалёв Игорь Анатольевич, и я очень благодарен ему за его участие и профессионализм. Карандаши эти сильно помогали, ими я начал делать рисунки и эскизы для татуировок зэкам, чтобы выменивать их на сухое молоко и сигареты. По большей части заказывали религиозные мотивы: католические кресты в языках пламени, богоматери-будды-мандалы и прочее. Я даже отличный спальный матрас благодаря этим подработкам себе намутил.

О тюремном лечении и условиях

После вскрытия вен меня перевели в тюремный госпиталь. Там заковали в цепь по ногам, а саму цепь на замок – и к кровати. Ожившую картину Иеронима Босха с условным названием «Ад на Земле» представляешь себе? Или средневековый дурдом с психами? Вот так оно и было: кто-то орёт благим матом от нестерпимой боли, кто-то бредит от гнойных ран, кто-то читает молитву, сгорбившись в углу. Плюс ко всему совпало, что у меня желудок от тамошней пищи – ежедневного риса, обсыпанного в усмерть перцем чили – совсем поплохел.

andrey-mirov-shri-lanka-turma

Лечение было простым, но эффективным: если кто-то совсем громко вопил, и охраннику это надоедало, он заходил в камеру, одной рукой протягивал таблетку аспирина, а второй – хрясь! – палкой по хлебалу. В туалет тоже на цепи водили. Пока делаешь свои дела, дверь открыта, и стражник снаружи держит тебя за другой конец. Как собаку на выгуле. Правда, по прошествии времени, охрана расслабилась, и у меня была возможность сбежать. Но куда?! Ты на острове со всех сторон окружённом океаном. В тюремной робе, без документов. Если объявят в розыск – долго не побегаешь…

С бытовухой вообще было чудовищно. В первой тюрьме санузел занимал 2 на 2 метра. Там все и писают, и какают, кто-то душ принимает, кто-то стирается. И всё это хозяйство на 40-50 человек. Ужас, одним словом. Ну это я по-первости считал, что та тюрьма была плохой. И сигареты там можно было раздобыть и мыло. Просто я ещё не знал, что меня ждёт в следующих…

После месяца так называемого «лечения», тамошний врач (он, кстати, учился в СССР и даже говорил немного по-русски) добился для меня перевода во вторую, столичную, тюрьму в окрестностях Коломбо. Долечивался я в госпитале при ней. Там уже условия были получше: никаких тебе кандалов, никто не бил. Но в дополнение к москитам добавились мириады мух. Над кроватью висел балдахин от насекомых, но пользоваться им, почему-то, разрешалось только ночью. Так что за день твоё лицо превращалось в кровавый, изгрызенный мухами фарш. Сама же тюрьма была серьёзней. Сидели там и смертники, и убийцы, и воры разные.

О сидельцах

Приговорённые к казни сидели в отдельном корпусе, но всё равно мы на общем дворе пересекались. На Шри-Ланке, как и в России, мораторий на смертную казнь, вот и коротают век такие осужденные с простыми зэками. С одним приговорённым я там познакомился. Он был из Украины. С виду добрый и пушистый зайка. А на самом деле, держал публичный дом и зарезал ножом нескольких человек. Мясо убитых потом хранил в холодильнике. Может, и жрал их по тихой грусти… Непонятная, мутная история. Но сам он, конечно, бил себя кулаком в грудь и заявлял, что его подставили.

Местные сидят за всё подряд. Например, надоел мужик жене – она берёт и пишет на него заявление об изнасиловании. Верят на слово. Никаких тебе медицинских освидетельствований не предусмотрено. И уезжает бедолага по этапу на 15 лет. Я же говорю, закон там один – судья.

О тюремных буднях

В Коломбо смотрящим за камерой был какой-то фашист, который устраивал всеобщие построения и разносы заключённым. Меня ещё сразу удивило, почему эти матерые рецедивисты-убийцы его слушаются? Почему не соберутся кучей и не утихомирят? Поглядев на этот беспредел и прознав, что в этой тюрьме есть отдельная камера для иностранцев, я попросился в неё. Думал, всё поближе к своим, к европейцам буду. «Иностранцами» на поверку оказались африканцы всех мастей, арабы да пакистанцы. 90% – это наркокурьеры, которых приняли в аэропорту.

Меня спасали книги. Выучился сам читать по-английски. Сначала понимал процентов 40, под конец уже процентов 70 из английских текстов.

shri-lanka-turma

У местных с инглишем швах, ну а я как-то интуитивно стал понимать. Говорю на английском, правда, до сих пор не очень… В третьей тюрьме мне пытались запретить посещать библиотеку, но я устроил скандал, который дошёл до начальника тюрьмы и стал грозить письменным обращением к российскому консулу. Ну они и махнули рукой на меня. Ещё отстоял, чтоб мне единственному разрешили отпустить бороду. По их тюремному распорядку почему-то усы носить можно, а бороду – уже нельзя. Так-то мне всё равно на неё, но нужно было самому где-то добывать бритвы. Администрация их не выдавала. Плюс я выбил себе привилегию не вставать под их государственный гимн, который они утром и вечером врубали по громкой связи.

Однажды вызвали меня в библиотеку, протягивают коробку какую-то. Я говорю: «Что это?» Оказалось – шахматы. Местные девушки-волонтёры из «Красного Креста» специально для меня передали. Только играл поначалу сам с собой: не было соперников. Потом нашлась парочка игроков.

О депортации

Где-то за месяц примерно прошёл слух, что меня будут высылать из страны. Все зэки мне завидовали. Говорили: «ну теперь, наконец-то, отоспишься, отъешься!» Мол, в этом лагере и телефоном можно пользоваться и кровати там нормальные. На деле эта тюрьма была худшей из всех. В бараке, рассчитанном на 40 человек, обитало 200 сидельцев. Люди не помещались, и им приходилось спать прямо на улице. На земле под дождём и зноем. Вдобавок, там же протекала канава канализационного стока. Вот на берегу этой канавы люди и жили, нюхая фекалии. Кто-то в этом лагере сидел по три года в ожидании высылки. Мне повезло, что передо мной отправили парнишку русского.

andrey-mirov-shri-lanka

Он оверстэйщик – визу просрочил. Сам по себе был странноватый тип. Хиппан-бродяга, из тех, которые телефоном принципиально не пользуются. Везде ему мерещилась, что за ним идёт слежка, миром правят рептилоиды, а он сам на прослушке. Я пытался его мягко переубедить. В результате он стал уже на мой счёт параноить – подозревать меня в работе на спецслужбы.

Так вот он «завещал» мне место в бараке, на столе. Но за него тоже пришлось подраться. Как-то я вышел покурить, а вернувшись, обнаружил свои вещи разбросанными на полу. Моё место занял какой-то муслим. Я налетел на него, на что он попытался мне в прыжке «маваши» в голову зарядить. Задел, но слегка. Негры нас растащили. И он успокоился. Через дня три подошёл извиняться.

Короче, после этого лагеря мне купили билет и в сопровождении консула посадили на самолет. Он, правда, с пересадкой в Арабских Эмиратах летел, но всем уже было по фигу на меня. Лишь бы с глаз долой.

Поеду ли я еще на Шри-Ланку? Знаешь, сам я человек очень миролюбивый, но боюсь, если туда вернусь, то разыщу этого мудака Саджи, который меня засадил, и реально с ним что-нибудь сделаю. И тогда уже точно – лет на 15…

Поделиться:
  • Аноним

    Где в унаватуне находится салон саджи?

    • Timothy Burrows

      х.з. попробую спросить у Андрюхи…

Комментарии для сайта Cackle
Текст:
Другие тексты автора Пассажир

Костроме с любовью, или речная прогулка отменяется

Публикуем рассказ одного из наших авторов, переносящий нас в конец нулевых –...
Подробнее...