“Я думал, что все может кончиться очень плохо”:  автостопом — через закрытые территории “Транснефти” в якутской тайге

“Йоу из государства “Транснефть”! Посреди иркутско-якутской тайги есть неведомая простому люду страна вокруг огромного месторождения нефти и газа. Здесь нет постоянного населения — каждый месяц оно обновляется людьми из племени «вахтовики». Более тысячи километров дорог проложены сквозь девственную тайгу, но их как бы нет, ездить по ним смертным нельзя. Поэтому приходится использовать магию и обходить посты местной полиции по тайге.

Здесь свои гаишники и свои законы. Например, в этой стране нельзя употреблять, перевозить и хранить алкоголь. Но, удирая от местной полиции, мне пришлось выкидывать на ходу из тачки в тайгу 15 бутылок водки, что хотел провести хитрый вахтовик. С другим парнем мы гонялись за зайцем на джипе, пытаясь его сбить, а в тайге у дороги кто-то распотрошил медведя —  возможно, другой косолапый. В целом “Транснефть” похожа на Россию. Думаю даже так — это идеальная модель страны для олигарха, наверное, это наше будущее…”.

Маршруты путешествий Димы Абдугафарова из Воронежа впечатляют: Мавритания и Чукотка, Гвинея и Колыма, автостоп и поезда. “Только на окраине цивилизации, в условиях архаичного политического режима, транспортной недоступности или экономической изолированности может случится настоящее путешествие”, — считает он.

4-дневной поездке через закрытые территории в сердце тайги, вдоль участка нефтепровода “Восточная Сибирь — Тихий океан” (лето-2018) он посвятил лишь один абзац в своем блоге (тот, что приведен выше). “Пассажиру” такой трип показался крайне интересным, и мы обратились к Диме за подробностями.

В запретную зону, чтобы срезать маршрут

Через закрытые территории “Транснефти” я ехал на северо-восток, к Якутии, Колыме и Чукотке. Дело в том, что я уже ездил в Магадан в 2015 году. У нас в России довольно большой выбор дорог, и не хотелось повторять тот же самый маршрут через Челябинск-Омск-Новосибирск-Красноярск. Я как мог, усложнил его. Сначала отправился на север до Салехарда, там спустился по реке Оби на теплоходе (правительство Ямало-Ненецкого округа дотирует речной транспорт, и всего за 2500 рублей можно устроить круиз на 5 дней). Затем добрался до Тулуна, который затопило прошлым летом, далее — до Усть-Кута. И вот оттуда уже есть возможность добраться до Якутии несколькими способами.

Например, на барже по реке Лена. Также имеется зимник, то есть зимняя дорога по льду реки, по болотам. И буквально за несколько недель до выезда я узнал, что известный путешественник Сергей Лекай проехал с востока на запад, то есть из Якутии в Иркутскую область, по вдольтрассовому проезду нефтепровода ВСТО. Я съездил на Трезвый сход АВП, встретил этого чувака. Узнал все, что нужно, и поперся уже с какой-то информацией.

По сути это дорога от Усть-Кута до Ленска. Конечно, сам этот вдольтрассовый проезд — только участок ВСТО, и начинается он не от Усть-Кута, а на 200 км севернее — от городка Киренска. Вернее, от поселка Подволошино. Но вообще эта трасса намного длиннее, чем участок, который я проехал. По этой трассе можно проехать и дальше,  только смысла в этом меньше, потому что уехать в места, которые находятся по трассе дальше Ленска, можно и более удобными способами. Но вот эта срезка прямая — 1000 км по тайге — очень экономит время и там действительно интересные места и необычная атмосфера.

На Maps.me эта дорога обозначена как тропа и даже подписана — “ВСТО”. По факту это просто просека в тайге шириной метров 100. Левее идет труба, правее — дорога. Она имеет пересечения с лесовозными дорогами, дорогами местного значения, сельскими дорогами. Сама труба закопана. 

Синяя линия — автомобильный маршрут, который предлагает Google Maps по запросу «Верхнемарково — Ленск». Зеленая — примерный маршрут Димы Абдугафарова

Как попасть в страну “Транснефть”

Для проезда по этой территории необходим пропуск. По мере движения по этой дороге от того места, где я начал, от Верхнемарково и примерно до Ленска, я видел 8 блокпостов (будки, охранники, шлагбаумы, дозорные вышки в некоторых местах). Местным пропуска выдают без проблем (может, это пропиской определяется, или в сельсовете выдают). А вот приезжим нужно подавать заявление в администрацию нефтепровода, что ты, такой-то и такой-то, собираешься в такое-то время ехать, что у тебя автомобиль полноприводный. Ночевать запрещено, в 10 часов закрывается проезд, ездить ночью никому нельзя. Возить алкоголь, грузы — запрещены. То есть если ты едешь там с частной поездкой, то ничего еще, а если ты коммерс, то тебе придется заплатить.

Мне приходилось эти КПП как-то обходить, прятаться, по тайге шастать. Вспоминаю самый первый пункт — меня впечатлило, как это выглядит. Едешь-едешь, вдруг бах — просека становится огромной, будка стоит, очень серьезно все выглядит. Еще погода была мрачная, и полное ощущение, что я пересекаю, не знаю, какую-нибудь границу ФРГ и ГДР в середине 70-х годов. Грязь, распахано все. И надо было перейти эту просеку так, чтобы тебя не заметили с одной из этих будок. Где-то час я там метался, думал, что меня могут спалить и просто обратно отправить, и тогда ничего не выйдет

Но, оказалось, что как и все у нас в России, это только выглядит сурово. На самом деле всем плевать. Я думаю, что даже если бы меня заметили переходящим дорогу и трубу, никто не побежал бы специально меня искать. Всем было бы просто лень , все сделают вид, что ничего не было. И, если не заметят каких-то совсем странных вещей, то спишут все на охотника, грибника или просто местного, который идёт по своим делам. Все-таки это Сибирь, там много вольных людей, и они могут перемещаться в пределах всего пространства тайги куда угодно.

Как и все у нас в России, это только выглядит сурово. На самом деле всем плевать.

Первые несколько КПП мне надо было пройти незамеченным. Иначе охрана могла бы отправить меня на боковую дорогу, к ближайшему населенному пункту (у каждого КПП были к ним съезды). Но, преодолев 3-4 пункта, я перестал прятаться. Да меня уже и спалили — повезли сдавать в местную охрану, которая там вместо полиции. Но так как меня уже некуда было отправлять — типа, что со мной делать? — отпустили. Пускай, мол, дальше себе идёт, потому что назад уже надо было дальше добираться, чем туда, куда мне нужно.

Дима-перевозчик

Для первой ночевки — в Киренске, рядом с дорогой — я покинул территорию ВСТО. Это обычный город — ну, не то, чтобы совсем обычный — но просто городок, куда доступ всем разрешен, и до него есть альтернативная дорога.

Как оказался я в Керенске? Первый же водитель, который меня подобрал, был человеком очень непростым. Дима перевозил грузы, людей, занимался доставкой разного рода вещей по этой самой трубе. У него несколько внедорожников, лэндроверов или лэндкрузеров, не помню. Какие-то такие хорошие автомобили. 

И вот он, значит, доставлял по этой трубе грузы. Допустим, срочно нужна какая-то конкретная железяка на нефтеперекачивающей станции. Или человека доставить. Вертолетом дорого, и не всегда летная погода, или вертолет занят. А этому Диме дают деньги (обычно — 38-45 тысяч рублей за плечо 50-100 км). Если он едет всю дорогу от Верхнемарково до Ленска, то это 100-150 тысяч. И у него есть пропуск, он может двигаться ночью. Один из немногих, кому это разрешено.

Он меня никак не прятал — я сидел в машине и не парился. Вышел на КПП, поговорил, показал какие-то документы (или даже не показывал), и мы свернули в Киренск, потому что он собирался ночевать и меня с собой позвал — “переночуешь, потусуемся, а потом я тебя вывезу обратно на трассу и заодно расскажу, как устроена жизнь здесь, как пройти эти дороги”.

Там параллельно еще строится газопровод. В том же районе в пределах нескольких километров параллельно трубе ВСТО идет такая же просека. Может, ту трубу уже запустили на сегодняшний день, точно сказать не могу. И, соответственно, там много инфраструктуры, необходимой для поддержания работы — электричество тянут, например. Станции релейной защиты. На станциях рядом с трансформатором обычно есть еще и будка стоит — с чуваком, который контролирует процесс. Дима рассказал, где находятся эти будки и что в них можно прийти и вписаться, если надо (“там, мол, Серега живет, там Василий, приходи к ним, тусуйся”). Рассказал, что на белых уазах-”патриотах” ездят охранники — “от них прячься, еще прячься от встречки, сиди в кустах, и все будет нормально». Если поедет попутная машина, можешь голосовать, при условии, что это не охрана.

Водитель рассказал, что на белых уазах-”патриотах” ездят охранники — “от них прячься, еще прячься от встречки, сиди в кустах, и все будет нормально».

Еще мы с ним заехали на одну из этих станций нефтеперекачивающих. Он набрал для меня еды в столовой. И на следующий день мы поехали из Керенска дальше. Он довез меня до КПП, я через тайгу КПП обошел, и Дима поехал в Усть-Кут, а я — дальше на Ленск.

Таежные трудности

Идти по тайге невыносимо. Когда я только выходил на дорогу, решил срезать километр по лесу. Думал, что это недолго. В общей сложности шел полтора часа. Это хуже, чем джунгли какие-нибудь индонезийские, потому что тучи комаров, бурелом, жара невыносимая, влажность и дико стремно, потому что везде следы медведей. Тут видно, что медведь чесался, а тут в грязи лапа отпечаталась. Я шел этот километр, и через какое-то время заметил, что потерял куртку. То есть я прицепил ее к рюкзаку, и она слетела, пока я пробирался. И я не пошел за ней, потому что представил этот путь, потом опять обратно — просто нервный срыв случится. Хочется орать от того, как много комаров, как там невыносимо жарко, а раздеться при этом невозможно, ты обливаешься потом, репеллент не помогает, потом что его тут же смывает твой собственный пот. И я просто плюнул на эту куртку и решил идти дальше.

Тучи комаров, бурелом, жара невыносимая, влажность и дико стремно, потому что везде следы медведей.

И от того, что ты идёшь вот этот километр час, начинаются такие неприятные мысли — как же я могу так долго идти, может, я не туда иду? И даже дорога эта, просека, она становится видна только в 10-15-ти метрах, когда к ней приближаешься.

Вся поездка заняла три дня полных — это учитывая, что в один из них простоял на дороге часов восемь, и меня никто не подбирал. Хотя проехало машины три. Но опять же там есть распоряжение не подвозить попутчиков, это влечет за собой последствия (типа увольнений или больших штрафов). Люди не рискуют, они туда поехали за длинным рублем, и, естественно, никто не хочет расставаться с работой и деньгами, и подвозят так себе.

Жители страны “Транснефть”

Те, кто там живет, давно уже связались с системой работы под названием вахта. Случайных людей очень мало. Такой это объект — удаленный от всего, высокооплачиваемый, и берут туда сотрудников с опытом, работающих в тайге давно. Практически все — мужчины. Женщин там вообще очень мало. Вообще в таких местах, как эта ВСТО или Чукотка, за время пребывания я очень мало женщин видел. Просто отвыкаешь, что могут быть люди другого пола.

Подвозили, в основном, сибиряки. Причем это были люди из Западной Сибири, а не Восточной (где мы находились). Сургут, Нижневартовск, Ямало-Ненецкий автономный округ, Тюменская область. Люди, которые связаны с нефтью просто по месту рождения и проживания и занимаются этим много лет — их просто перебрасывает по всей стране по мере разработки новых месторождений.

Что интересно, люди в Сибири вообще менее возмутимые. Мое появление не сильно кого-то удивляло. “А, ну понятно, ну да, да. Тут такой ходил уже несколько лет назад”. Невозмутимые, сдержанные. При этом понимают, что помощь мне необходима, хотят помочь. Очень отзывчивые, много раз давали пищу, подвозили.

Например, меня вез таджик. Последние 20 лет он живет в Западной Сибири. Напрямую с добычей нефти не связан, но работает водителем в нефтедобывающей компании. Согласившись меня подвезти, помочь, он по сути рисковал. И в итоге он действительно попался, и начальник его мог какие-то санкции по этому поводу предъявить. Хотя я этого начальника выручил очень сильно, и, надеюсь, он внял моим словам и не стал этого добрейшей души человека никак наказывать.

Законы тайги

Формально там зона, свободная от алкоголя. Но формат жизни… Когда мужская компания, суровые места, по сути, довольно скучное предприятие, когда ты находишься там несколько месяцев подряд, и ничего не происходит. Ты не можешь, как на Дальнем Востоке, работать сам на себя, возить с собой ружье, захотел — остановился, настрелял уток или порыбачил. В больших компаниях, которые работают на ВСТО, довольно регламентированная норма жизни. Оптимизированный набор разных правил, и жизнь там не сахар. Но алкоголь туда нет-нет да проникает.

При мне ситуация была следующей: мужики, которые меня везли, ехали из Сургута — целая колонна фур с техникой. В одной их них была также вода и еда. Я видел много канистр (меня это смутило, подумал — что, с водой у них тут разве проблемы?). И потом оказалось, что это не то спирт, не то водка. И в один из моментов, когда меня начальник того таджика обнаружил и уже вез на своей машине, они начали прятать основную массу — а там, не знаю, сотня литров, наверное, была, 20 или 30 этих пятилитровок, можно праздник жизни устроить на весь городок этих добытчиков.

На ВСТО действуют строгие правила, и жизнь там не сахар. Но алкоголь туда нет-нет да проникает.

А этот начальничек мой, может, пожадничал, может, уповал на свою безнаказанность. Но колонну остановила личная безопасность, которая никому не подчиняется, и только чудом он избежал наказания. Он сидел рядом со мной и, как обреченный человек, причитал, что просто п****ц ему в жизни, что жизнь его заканчивается вот сейчас, и что же делать. На полном серьезе предлагал мне набить мой рюкзак этим алкоголем. Но ко мне это все просто не поместилось бы, и я бы не объяснил потом на досмотре, зачем тащу столько алкоголь. Но в какой-то момент у меня возникла идея связаться по рации с водителем одной из машин и предложить ему “сломаться”. Чтобы освободиться от этого алкоголя. В итоге мы спрятали все на обочине, в трубе.  Реализовать это без меня начальник не смог бы.

Служба собственной безопасности

Я не то, чтобы какой-то незаконнопослушный человек, или имею какой-то неприятный бэкграунд, но я не люблю ни охранников, ни ментов, они у меня не вызывают никаких положительных эмоций. А эти ребята не вызывали вообще ни одной мысли о том, что может быть что-то приятное в общении с ними. Просто огромные мордовороты, перекачанные чуваки, которым форма 2XL жала. При оружии, при всех этих делах. При том, что они не менты, то есть с них спросу вообще никакого не может быть. Я думал, что все может кончиться очень плохо.

Они меня посадили к себе, повезли на КПП, передали другим таким же ребятам. Но те оказались довольно вежливыми, посмотрели меня, я был правдив, никого не обманывал, говорил, что так и так, еду, путешествие у меня такое. Сказал, что я лично обходил все эти посты, что эти водители вообще ни при чем, и они меня подобрали, чтобы вам сдать. Как мне показалось, все это было им вообще не интересно. Видимо, меня взяли сразу какие-то большие… начальник смены или еще какой-нибудь начальник. Не было этой дурацкой хрени, когда, знаешь, тебя может арестовать самый тупорылый сержант. Пока такой сержант не доберется до умного офицера, который разберется в твоем вопросе, он не вправе тебя отпустить, потому что сам не понимает, что ты делаешь — может, ты террорист. А меня сразу взяли ребята, которые могли как-то распоряжаться моей судьбой. 

Мне перебрали рюкзак, отпустили, а я спрашиваю: “Слушайте, а как же я буду проходить другие эти посты?”. Там ведь меня, наверное, ждут все те же процедуры. Они: “Мы сейчас позвоним, можешь не переживать”.

Это было около города Талакан. Талакан — даже не город, а такое поселение чисто для вахтовиков. Есть рейс Москва-Талакан, но ты на него не попадешь без командировочного удостоверения или еще какого-то документа. Сердце тайги, 5-6 тысяч человек населения. Свой аэропорт, администрация всей этой богадельни. Вся инфраструктура, короче. Конечно, там нет никаких баров-ресторанов и прочих услуг. И при этом да, у властей нет никакой социальной ответственности перед жителями города.

А потом я просто подходил к блокпостам, говорил — вот, это я. Давал им паспорт, они что-то записывали и все. В последнем, за 200 км от Ленска, уже всем плевать было. Они разрешили поставить около них палатку и переночевать. “Тут помоешься, тут вода, там медведь ходит”. Ну, там все говорят “тут медведь ходит”, потому что они там, видимо, ходят перманентно. Они там ходили последние тысячи лет и никуда не собираются деваться. 

Что было дальше, и как Дима путешествовал по Чукотке, читай уже скоро на “Пассажире”.

Поделиться:
  • Аноним

    Вы пишите про девственную природу, которую загрязняете выкинутыми бутылками водки. Если честно , после этого абзаца далее нет желания читать (

    • Аноним

      Стеклянная бутылка и со спиртом внутри — это вред только с точки зрения эстетики, разве что

Комментарии для сайта Cackle
Другие тексты автора Василий Кондрашов

Из чего сделана Армения: туф, горы, долма и душа

На платформе тбилисского вокзала было тускло и неухожено. Поезд ожидал пассажиров и...
Подробнее...