Кооператив Molotov: как снять фильм про индейцев-анархистов и заняться поставками «честного» мексиканского кофе?

kooperativ-molotov-sapatisti

Мы в «Пассажире» любим продуктивные путешествия, когда из поездок удается привезти что-то большее, чем пачка фоток для «Инстаграма». Ребята из кофейного кооператива Molotov, очевидно, мыслят также. После полуторагодового путешествия по Мексике они выпустили фильм о сапатистах – индейцах-либертариях из деревень южно-мексиканского штата Чьяпас, а потом – прониклись этой темой настолько, что создали собственный кооператив по продаже сапатистского кофе.

Про быт индейцев-крестьян из мексиканских джунглей, съемки и выпуск документалки, организацию кофейных поставок, и о том, как попасть в деревни Сапатистской армии народного освобождения – нам рассказала одна из создателей кооператива Елена Корыхалова.

kooperativ-molotov-platki

О сапатистах

Как у вас возник интерес к сапатистам? Это и была основная причина поездки в Мексику?

– Мы намеревались долго путешествовать по Мексике и не стали брать обратных билетов. Это было в 2012-м году, и поездка была приурочена концу света по календарю майя. Нам было интересно посмотреть, что за события будут происходить в стране, и как собственно люди будут проживать этот несостоявшийся конец света.

Помимо прочего целью было производство контента – хотели снимать короткие видео. Мы отправились в небольшой город Паленке штата Чьяпас. Тогда из-за такого события он был переполнен, как, наверное, и другие города штата. Там собралось много людей со всего света, куча хиппарей, каких-то эзотериков, но наше внимание приковали сапатисты. Они вышли на улицу в огромном количестве, чем удивили людей вокруг. У них не было никаких анонсов этой акции – мы потом проверяли. Вышли с посылом: «Это мы настоящие майя, и мы существуем».

mexica-chiapas-sapatisti-film

Долгое время сапатисты не выпускали никаких коммюнике, но с того случая началась их активная деятельность, и мы стали снимать про них. Тема оказалась сложной, многогранной, и тогда мы решили делать не просто какие-то короткие заметки, а полноценный документальный фильм.

– Что вас зацепило в этой сложной теме?

– Момент самоорганизации. Изначально мы собирались снимать короткие видео именно об этом. Сапатисты – это пример масштабной самоорганизации. Десятки тысяч людей, вовлеченных в построение нового общества.

Мы слышали о сапатистах до этого, но знаний было немного. В головах сидела книга «Четвертая мировая война» Субкоманданте Маркоса в переводе Олега Ясинского – единственный источник информации на русском. Испанский тогда мы знали слабовато.

– Какие ключевые моменты вы хотели затронуть в документалке? И как организовывали первичный коннект с сапатистами?

mexica-chiapas-volonteri

– Ключевой для нас была цель отразить настоящее сапатистов, потому что последней информацией была книга Ясинского 2003-го года.

Для начала мы просто начали гуглить и нашли Центр по правам человека «Фрай Бартоломе де лас Касас», или, как ее называют, «Фрайбу». Это некоммерческая организация, которая является посредником между сапатистами и государством. Её основал епископ, который был основным миротворцем после сапатистского восстания 1994 года. Эта организация приглашает волонтёров, но только тех, кто относится к каким-то дружеским объединениям. Люди должны понимать суть конфликта и его историю. Мы не могли предоставить им нашу принадлежность к подобным организациям, но в итоге нас всё же приняли, во многом потому что в России нет ничего подобного.

Нас отправили в поселение, где нужны были наблюдатели, но считалось, что вероятность какого-то конфликта крайне мала. Там мы могли снимать, и местные жители были не против разговаривать на камеру. В этой деревне мы провели две недели, которые прошли очень спокойно и даже отчасти скучно, потому что ничего не происходило. Иногда нас развлекали, привлекая к сельхоз работам и приглашая в гости.

Спустя несколько лет конфликт в этой деревне обострился: вооруженные люди заблокировали подходы к селению и угрожали местным жителям. Один человек из деревни был убит, после чего прошла большая кампания солидарности от многочисленных волонтеров, которые были с ним лично знакомы.

Сейчас убийства происходят нечасто, но регулярно. В разных точках Чьяпаса периодически накаляется обстановка. Всегда зачинщиками становятся парамилитарес – вооруженные соседи сапатистов, которым власти обещают разные плюшки за акции устрашения – обстрелы, блокады дорог, разорение домов или общинных центров. Сами сапатисты не доставали оружие с момента восстания. Несколько человек в год с их стороны погибают. Чаще это происходит от шальных пуль, но иногда и в результате целенаправленных убийств. Местные власти закрывают на эти преступления глаза, списывая на местные частные проблемы, и не расследуют нападения и убийства, хотя, конечно, в деревнях всем всегда известно, кто виноват. Все это на виду.

– Сложно было наладить коммуникацию с жителями, или они были не против?

Сапатисты открытое сообщество, и для таких визитёров как мы у них предусмотрены административные центры так называемые «улитки». Чаще всего это несколько домов, которые представляют собой отдельную деревню. Здесь ждут туристов. Ты можешь просто прийти с улицы, и тебе обо всем расскажут и покажут. Но, что касается съёмок: всё становится гораздо сложнее. Тут нужно договариваться, и мы ждали разрешение около полугода. Отчасти поэтому мы не могли никуда уехать путешествовать в другую страну: в любой момент нам могли дать разрешение на съемки в каком-нибудь поселении.

– За эти полгода вы ничего не снимали?

Мы снимали всякие публичные мероприятия. Сотрудничали с местными организациями, подружились со многими людьми. А для съемок в поселениях нужно было получить добро на всех уровнях их самоорганизованного управления. Вообще, они даже какие-то внутренние решения принимают очень долго, чтобы всех всё устраивало.

– Что происходят на ассамблеях сапатистов?

Ассамблеи в Мексике это частое явление, они организуются не только у сапатистов. Люди там любят собраться и обсудить какие-то вопросы, постараться решить проблемы.

Если тебе не интересна тема, о которой идёт речь, то это довольно скучное мероприятие. Много людей хотят высказаться, и всё это проходит в монотонном режиме несколько часов, кто-то даже может заснуть.

– Вам удалось поговорить с субкоманданте Маркосом?

Мы пытались один раз. На одном спонтанном мероприятии, где было командование сапатистов, мы попросили об интервью у персонала, но нам отказали. Тогда он никому не давал интервью, это было его первое за долгое время пребывание на публике. Больше мы не просили о встрече. Сапатисты и сам Маркос всегда педалируют эту тему и говорят, что он только представительная фигура и их голос он просто передаёт общие слова.

chiapas-sapatisti-sucomandante-markos

– Расскажите про быт сапатистов. Чем они занимаются?

Мы были в нескольких деревнях, и там обычная крестьянская жизнь. У них точно такие же дома и поля. Разница проявляется в деталях. Например, у сапатистов сухой закон им нельзя пить. Поэтому, если в деревне есть какое-то место, где можно выпить, там не встретишь сапатистов.

У них есть общие поля и дороги. Вот, к примеру, у них есть кукурузное поле, и они следят за ним вместе, а после сбора урожая всё делят между собой. Такого не встретишь у партидистов – так они называют жителей, которые поддерживают правительство.

– А как они отдыхают?

У них есть различные музыкальные инструменты, и они просто собираются и играют музыку. Почти в каждой деревне есть «самодельные» футбольные поля и баскетбольные площадки.

Сапатисты очень любят праздники, и их организация предоставляет для этого массу возможностей. Регулярно проходят региональные собрания, куда съезжаются и знакомятся представители от разных деревень. У таких мероприятий всегда предусмотрены танцы. Они могут танцевать всю ночь, поспать 2 часа, а утром уже сидеть на ассамблее.

О фильме

– Сколько времени у вас заняло производство фильма?

Мы монтировали почти два года. Пришлось отсматривать примерно 3-4 терабайта видео. И всё это делал один человек, потому что одному из нас нужно было работать.

Самое сложное  передать контекст. Когда мы снимали, то думали, что всё спросили и собрали всю важную информацию. Но в итоге что-то не подходило, и приходилось дополнять архивными кадрами.

– Какую цель вы изначально ставили при создании документального кино? Может, были какие-то личные амбиции? Показать фильм на фестивалях?

Ну, личных амбиций точно было мало, особенно под конец монтажа, который длился так долго. Конечно, главной целью было рассказать о сапатистах, их состоянии на данный момент, и как-то кратко погрузить людей в контекст.

Мы отправляли заявки на несколько фестивалей, но в итоге участвовали только в «Делай фильм».

Очень приятно, что люди пишут и спрашивают разрешения на коллективные показы фильма до сих пор. Он есть на ютьюбе, оттуда к нам приходят многие иностранцы с предложениями сделать субтитры.

Мы считаем, что в этом плане выполнили свою задачу. Несмотря на то, что наш документальный фильм вышел уже несколько лет назад, всё равно он до сих пор является самым актуальным.

У нашего проекта есть минус: мы явно на стороне сапатистов. Поэтому фильм получился довольно однобокий, но мы искренне хотели найти и тех, кто не любит сапатистов. Мы потратили на это последние полгода пребывания в Чьяпасе. И всё было зря. Даже если мы находили таких людей, они отказывались говорить, потому что это непопулярная точка зрения. Все местные жители считают, что сапатисты правы, требуя каких-то базовых прав для себя. И благодаря восстанию они действительно избавились от рабских условий. К ним не может быть никаких претензий. Они мирные люди, живущие в гражданском обществе, строящие свои проекты, которые развивают общество и внешний вид поселений.

sapatisti-markos

Благодаря им город Сан-Кристобаль-де-лас-Касас, я подозреваю, стал совершенно иным после восстания. Сейчас это очень интернациональный город, где много туристов.

– За те полтора года, что вы не покидали Мексику…

На самом деле мы уезжали на два месяца в Москву и организовывали краудфандинг, который прошёл не очень удачно. Из-за постоянных съёмок во влажности у нас сломалась техника. В Мексике было всё очень дорого покупать, а билеты были относительно дешёвые. За 10 тысяч рублей на человека мы могли улететь в одну сторону.

Мы решили собрать деньги на технику краудфандингом. Очень на это надеялись, но тогда он ещё не был так популярен в России. Следовали рекомендациям менеджера с Boomstarter. Как-то получилось, что наш проект вошёл в подборку фильмов вместе с «28 Панфиловцев» и ещё каким-то масштабным фильмом. После этого у нас появились спонсоры–«не друзья», и о проекте узнали.

sapatisti-ludi-bez-lic-pokaz

Хотели собрать 100 тысяч на перелёт и покупку камеры, но получилось меньше. И потом там есть комиссия 30% – нам пришлось докидывать ещё свои деньги. В общем мы собрали тысяч 50 и, грубо говоря, ничего не потеряли, но и не приобрели за эти два месяца… Но зато о нашем проекте узнало очень много людей. Люди писали, брали интервью, и информация о сапатистах стала появляться на русском языке.

О Мексике

– Вы сталкивались с криминалом в Мексике? Случались ли какие-то нападения или кражи?

В Чьяпасе нет. Это вообще очень мирный штат. Там чувствуешь себя спокойно, никто на каждом шагу не говорит тебе о наркокартелях, можно спокойно гулять ночью. Как только ты выезжаешь из штата, то вся эта опасность и страх начинает тебя окружать, хотя бы из-за слов местных жителей. Мы же путешествовали автостопом, и когда просто переезжали границу штата, нам говорили: «Не стойте на этой дороге, здесь же ездит наркокартель!»

mexica-chiapas-pohoroni

Однажды в Мехико нас пытались ограбить с пистолетом – украсть фотоаппарат прямо у метро в центре города. Но я начала кричать, Олег не стал отдавать фотоаппарат, и получилось, что мы словесно прогнали грабителя. Даже передвигаясь в поезде, где ездят мигранты, которые нелегально пытаются пробраться из Латинской Америки в США, не было никаких ситуаций.

– Расскажите, что вас поразило в стране как туристов?

Там интересно и поразительно всё. Очень много красивых людей в разной одежде, едят вкусную еду посреди чудесной природы. Довольно низкие цены, по крайней мере не дороже, чем в России.

Мне кажется, Мексика это лучшая страна для путешествий, особенно для русских. Нас там по умолчанию очень любят. Мексиканцы хорошо осведомлены о России и русской культуре. Когда разговариваешь с образованным мексиканцем, зачастую он знает о России больше тебя. Если туда приезжает русский балет – там полный зал и овации. Мы ходили на постановку и видели это своими глазами.

Уважение проявляется, и когда ты садишься в машину как автостопщик. Сначала тебя воспринимают как гринго, а когда говоришь, что ты русский, отношение сразу меняется. Отвезут, куда хочешь, накормят, всё подскажут.

mexica-chiapas-ludi

Ещё скажу, что путешествовать автостопом гораздо комфортнее. Есть автобусы, но это всегда очень долго. До 1994 года, до соглашения о свободной торговле с США в Мексике была очень развитая разветвлённая пассажирская железнодорожная сеть, но с того времени эти железные дороги заняты исключительно грузовыми перевозками товаров из Латинской Америки на север, в США и Канаду. Сейчас остались только туристические маршруты, но они очень дорогие.

О кооперативе Molotov

– Как у вас появился Molotov?

Начну с самого начала. Когда мы связались с «Фрайба», то ездили с беженцами на плантации собирать кофе. Тогда мы поняли масштаб этих плантаций, и что они обеспечивают жизнь этих людей. На деньги с кофе они приобретают то, что не выращивают сами.

kofe-molotov

Там есть такая система взаимодействия с «койотами» – торговцами, которые мешками очень дёшево покупают кофе у коренных жителей. Затем на мероприятие, где был Маркос, съехались представители кофейных кооперативов. До этого мы мельком слышали о них, нам это было интересно – как способ поддержки и финансирования сапатистов.

Когда мы приехали в Россию, смонтировали фильм и начали показывать, люди, видя кадры сбора кофе, постоянно стали нас спрашивать: «Где взять кофе сапатистов?»

Мы узнали, что есть один человек, который возит сапатистский кофе маленьким количеством из Европы в Санкт-Петербург. Для распространения это были совсем маленькие партии. Человек предложил нам объединиться, чтобы мы начали заниматься поставкой кофе самостоятельно. Написали двум немецким кооперативам, что мы знаем о сапатистах, снимали о них фильм и хотели бы привозить их кофе. Поехали на ежегодную встречу кофейных кооперативов, познакомились и договорились с немецкими товарищами, что они будут привозить нам зелёный кофе без наценки. Ну, а дальше мы начали осваиваться в этом деле. Научились растаможивать, нашли обжарщиков кофе и так далее.

– Поставки кофе из Мексики в Россию – это долгий и сложный процесс. Расскажите про этот путь.

Сначала сапатисты доставляют кофе со всеми документами в порт. Оттуда он идёт две недели на корабле из Мексики в Германию. В Германии «растаможка» занимает порядка двух недель, потом – к нам на таможню в Петербург. Всё это занимает примерно два с лишним месяца. Довольно часто еще случаются всякие сложности с документами. Из-за этого всё происходит так долго.

– Вы заказывайте одну партию в год. Сколько она весит?

С каждым годом из-за роста спроса мы увеличиваем вес партии в полтора раза. В этом году заказывали двадцать мешков это полторы тонны. Довольно компактно выглядит. Это маленькая партия, относительно того, сколько заказывают кооперативы в европейских странах. Там договоры, которые в 50-100 раз больше нашего.

– Как я понял, вы довольно избирательны при выборе дистрибьюторов. Расскажите, по каким принципам происходит ваш отбор? Как вы их находили на первых этапах?

kofe-molotov

На самом деле, мы никого не искали, к нам обращались сами. Сначала это были просто какие-то знакомые, затем обращались люди, которые что-то знают о сапатистах. Вообще, мы открыты для сотрудничества. С нами можно связаться и продавать кофе у себя, если вы готовы распространять информацию о сапатистах. Мы бы не хотели, чтобы он продавался под безликой маркировкой «Мексика, Чьяпас», как это принято в индустрии спешелти кофе.

– Вы не думали открыть своё заведение с сапатистким кофе?

Думали, но пока это для нас довольно сложный процесс. Нужно понять, пользовалось ли бы такое место спросом. Сейчас сваренный сапатистский кофе можно попить только в кафе «Дядя Фади» в Питере.

О визите сапатистов в Европу

– Один из последних постов у вас в паблике – о том, что сапатисты собираются поехать в Европу. Там довольно расплывчато рассказывается об их планируемом визите. Сейчас уже есть какая-то конкретика?

Нет, до сих пор мало что понятно. Известно только, что их будет 120 человек. Это не только сапатисты, но и представители индейского конгресса, большая часть из этих людей – женщины. Поедут разными способами: круизными лайнерами, самолетами и так далее. Была новость о том, что они хотят добраться по океану на лодке, которую начали строить. Никто до сих пор не понимает, шутка это или нет.

mexica-chiapas-sapatisti-film

Сначала они приедут в Европу – скорее всего в Испанию, а дальше – по другим странам. Сапатисты направляют запросы в разные точки мира о том, сколько человек там смогут принять. Каждая страна имеет свою организационную группу, которая может сформировать для них какую-то программу. Начальной точкой обозначено 1 июля, а дальше все будет зависеть от желаний сапатистов и организаторов. Вообще они намеревались посетить все континенты.

Мы отправили приглашение сапатистам, подтвердив, что сможем принять небольшое количество человек. Ещё у меня была мысль, что Россия – удобная точка для транзита из Европы в Азию.

– У вас уже есть в планах какие-то конкретные мероприятия, которые можно будет предложить сапатистам?

Конечно, показать всякие места, связанные с революцией. Организовать встречи, где сапатисты рассказали бы о своих настенных рисунках, музыке, использовании интернета. Политические встречи, беседы о феминизме, встречи с нашими коренными народами.

Самое интересное, когда мы огласили новость о том, что к нам едут сапатисты – откликнулись из Якутии. Парень, который, судя по странице в социальных сетях, является представителем малых народов или просто живет с ними, вышел с нами на связь и уже через три дня предложил готовую программу, которую согласовал с местными жителями. Вплоть до того, что можно будет отвезти двух людей к оленеводам, которые находятся в недоступных местах. Это удивительно быстро и организованно!

О малых народах

– Помимо темы сапатистов вы интересуетесь другими подобными проблемами? Поддерживаете ли какие-то малые народы?

– К сожалению, у наших активистов очень мало связей с коренными народами, мало обмена опытом, хотя в нашей стране есть похожие ситуации. Представителям таких народов предлагают участвовать в государственных программах поддержки, но если они не согласны или хотят что-то изменить в них, то сталкиваются с большими сложностями.

Про тех же оленеводов известно, что дотации требуют заполнения большого количества бумаг, а это очень сложно в традиционном быту. Помимо этого, программы не учитывают некую духовную составляющую, желание передавать опыт и знания из поколения в поколение, фиксировать и развивать традиции. Они, что не удивительно, сосредоточены на материальном и основаны на бюрократии.

– Как, на ваш взгляд, можно помогать ущемленным народам? Что делать, чтобы предотвратить проблемы и конфликты?

– Думаю, что всем коренным народам мира, которые хотят сохранять и развивать свою культуру, стоит ознакомиться с опытом сапатистов. Самоорганизация позволяет им сохранять традиции и быть современными одновременно.

sapatisti-ludi-bez-lic-film

Помимо самоорганизации важную роль в их успехах играет коммуникация. Сапатисты всегда открыты, они развивают связи с внешним миром и обмен опытом. Когда этот обмен не загнан в жесткие рамки, основан на взаимном уважении и не ограничен обязательствами и ожиданиями, он становится очень продуктивным. Например, ознакомившись с европейским опытом, сапатисты разработали свою систему альтернативного образования, которая никакого отношения к западному миру не имеет.

Само по себе наличие множества международных и внутренних связей защищает сапатистов от агрессии. Кому захочется нападать на невооруженных людей на глазах у всего мира?

Конечно, перед тем, как самоорганизовываться и развивать коммуникацию в своем регионе, коренным народам нужно осознать свою уникальность и ценность. Это, наверное, самое сложное. Централизованному государству удобно, когда все унифицировано и объяснимо, для него «другой» – это помеха. Это незаметно внедряется в повседневную жизнь, и разве что заезжие антропологи сейчас способны вызвать подъем самоуважения в российской глубинке. В повседневности коренные жители, скорее, будут видеть себя отсталыми и исключенными из современной жизни.

sapatisti-chiapas

На самом деле, все это очень отстраненные умозаключения. Чтобы предлагать что-то для России, нужно сначала познакомиться с представителями наших коренных народов. У наших активистов совсем нет этой повестки, хотя именно они способны оценить в народах это «другое», непохожее на нас, городских – эту уникальность и разнообразие, которые могут обогатить как культурную, так и политическую жизнь страны, если дать им голос.

В этом плане путешествие сапатистов и их визит в Россию дают массу возможностей. На моих глазах городские активисты из разных уголков страны вспоминают, что у них под боком живут люди, которым может быть очень полезен сапатистский опыт. Так начинают налаживаться связи и, будем надеяться, что со временем они выльются в продуктивное сотрудничество, как это произошло в Мексике.

Фото: freetravels.livejournal.com, vk.com/molotovcoop, vk.com/zapatista_film

Заказать «честный» мексиканский кофе можно на сайте кооператива Molotov: cafe.zapatista.ru и в его соцсетях.

Поделиться:
Другие тексты автора Вячеслав Пацев