«В следующей жизни я хочу родиться собакой»: 17 месяцев приключений московского панка в Индии

Говорят, панк-рока в Индии практически нет – субкультуры на тамошней почве, красной и горячей, приживаются плохо. Видимо, индийцам не до них – у индийцев свои приколы. Однако татуированные крастеры чувствуют себя в Индии отлично. Почему это так, «Пассажиру» рассказал Егор Миронов из Москвы, проживший в Индии почти полтора года, – и заодно поделился кучей просто безумных историй. Катание на самых дешевых поездах, купание в Ганге, потеря и восстановления документов, треш и угар.

План был свалить из России навсегда. Я сдал московскую квартирку и, хотя знал, что денег будет не хватать, решил для себя: лучше я буду бомжевать там, чем тут. Перед отъездом я год работал курьером в театре косарей за 20 или типа того. 15 тысяч уходило на бухло, остальное — на квартплату. И я понял, что раз могу жить на минимум денег здесь, то там тем более смогу. При этом мне не придется зимовать, ездить в метро, смотреть на все это дерьмо. Русская ментальность убивает меня с детства, со времен, когда за серьгу в ухе избивали гопники. Убивает она меня и сейчас. Нет, конечно, наша природа, березы, русский язык, русский мат, литература, друзья – это все круто. Но не постсоветский менталитет. У старшего поколения – Путин, Путин, работа, работа. Ладно. Смотрю на молодежь. У этих – айфон, вейп, карьера, клубы, шлюхи и прочая х**та. Природа и путешествия в России – это з**бись, но когда начинаешь коммуницировать с обществом, начинаются проблемы.

В общем, я по красту разуверился в будущем человечества и решил дожить свой век в той стране, где жить и умирать приятно. И, если бы не случилось неприятностей (о них – позже), я бы там и сидел сейчас, и по-любому вернусь.

Когда решил свалить, передо мной встал выбор — Индия или Европа. И там, и там я уже бывал раньше (разок пробил большой евротур и раза три ездил в Гоа на пару недель). В итоге понял, что Азия мне все-таки ближе. Причин несколько.

Я по красту разуверился в будущем человечества и решил дожить свой век в той стране, где жить и умирать приятно. 

Как зоозащитнику и вегетарианцу, мне очень импонирует, что корова для индийцев – священное животное. Да и вообще – религия, климат и экономическое положение создали в Индии отличную почву для вегетарианства и веганства. Для меня это очень важно, как часть панк-рока. Везде можно нормально поесть и с любым затереть за вегетарианство, и тебя все поддержат, не только верующие. (Хотя я слышал, что Индия – экспортер говядины номер 1 в мире, коров там рубят в мусульманских штатах).

 

Необычный внешний вид — ирокезы, татуировки, пирсинг — вызывают у местных лишь интерес, любопытство, но никакой агрессии. При этом индийцам по х*й твоя анархия, зоозащита и все такое. Им просто интересно, кто ты, как ты живешь. В общем, ни разу у меня в Индии не было проблем из-за внешности (в Москве — регулярно). Кроме того, Индия – это такой котел религий и культур, так что и нацизма как такового нет. Бонов, соответственно, тоже. (Правда, как-то раз в Гоа, в Арамболе был на пляже конфликт с бонами из России: лежу-загораю, и вдруг прилетает в лицо горсть песка; открываю глаза и вижу над собой четверых — подкачанные, на рунах: «Че, бл*, шафка, что ли?»).

В индийской жизни важную роль играет религия. И я чувствую себя там очень спокойно, несмотря на то, что я типа сатанист и рублюсь по блэк-металлу. В итоге уже в Индии я проникся шиваизмом. Был на празднике Шивы – Махашиваратри – и многих других праздниках. Кстати, и в блэк-металле, и в красте много шиваистских тем – Кали-юга и все дела. В других верованиях есть Рагнарек, апокалипсис, Судный день и все такое. А в Ведах — Кали-юга, эпоха тотального упадка. Все то, что нарисовано на обложках краст-альбомов. И мы как раз в эту эпоху живем.

В Индии лишь молодежь занимается карьерой. А так люди торгуют всю жизнь пирожками и счастливы.

Сначала все эти убеждения были для меня частью субкультуры. Постепенно, зернышко за зернышком, складывалась личность, и когда она попала из российской среды в Индию, то я почувствовал себя на своей почве, задышал полной грудью. Внешность, убеждения, свобода, животные. Вера в реинкарнацию. Отрицание капиталистической погони за карьерой. Ведь там лишь молодежь занимается карьерой. А так люди торгуют всю жизнь пирожками и счастливы.

При этом субкультур как таковых я в Индии не нашел – лишь пару местных метал-групп в больших городах. Конечно, нефоры есть в Гоа, только они все приезжие. Да, имеются еще трансеры, но для меня это просто кучка об**босов. Тяжелая музыка, протест против государства, ментов – этого ничего нет. Хотя социальных проблем куча: бедность, проблемы с образованием, с работой и жильем, кастовая система, которая вроде как отменена, но только на бумаге… Готовая почва для протестов, но протестов я не видел. Разве что довольно активное ЛГБТ-сообщество в Дели.

Как все было

28 октября 2015 года я прилетел в Гоа. Там уже ждали друзья и тусовка. Повисел с ними пару месяцев, встретил новый год и поехал на юг. Изначально хотел добраться до самой южной точки страны и двигаться оттуда на север по восточному побережью. Но, уехав из Гоа лишь на сотню километров южнее, в штат Карнатака, я тотально ох**л от жары. Тогда решил заехать в Хампи – это ближе к центру Индии. Я в клепаной жилетке, в краст-штанах, с рюкзаком, а в Хампи +48. И тогда я изменил план и через Гоа двинул на север. Пожил в Мумбаи, поездил по Махараштре и Раджастану — Аджмер, Пушкар, Джайпур. В Раджастане уже пустыни, верблюды и все такое. Потом – Дели и Чандигар. 

После Чандигара железная дорога кончается, начинаются горы и сообщение только автобусное. В общем, месяца два подряд я постепенно двигался на север. В марте подходила к концу моя виза, оставался всего месяц. Поэтому я решил через Гималаи перейти в Непал, там есть 3 пешеходных контрольных пункта. Но дороги были еще закрыты, и вообще — зима, снег. Из 48-градусной жары в Карнатаке я приехал в -5. Плюс кончились деньги, и я устроился работать в ресторан в Манали. Вообще я практически везде немного подрабатывал, а еще получал деньги за московскую квартиру. Но на севере средства тотально иссякли. Еще и ноутбук с банковской картой про*бал в Гоа по синьке, потом с трудом все восстанавливал. В общем, в том ресторане я заработал на непальскую визу (трехмесячная стоит 100 долларов, ее можно купить прямо на границе).

Из путевых заметок Егора:

«Моего начальника, Мама-джи, всю жизнь е*ала семья и жена за то, что он постоянно бухает («every, from fucking morning, day whiskey»).

Терпел, терпел, бухал втихую. Вырастил детей, дал им воспитание и образование, обеспечил всю семью в Дели. А в 55 лет…

Послал всех, продал свою часть нехилого имущества, отстроил ресторан в Манали и снял скромную комнатушку. Ресторан цветет и пахнет — могу сказать, что более, чем достойный ресторан по индийским меркам. А сам сидит в окружении друзей и бухает круглые сутки. Душевный человек, безумно добрый и гостеприимный.

Обожаю с ним бухать после закрытия кафе».

В Непале железных дорог нет совсем, перемещение только на автобусах — правда, очень дешевых. Катманду, Покхара, 5 месяцев в Непале (визу потом продлевал – еще на 2 месяца за 120 долларов). Потом – опять Индия: пять месяцев в Варанаси и в конце Гоа. Там я разбился на скутере, просрочил визу, и пришлось возвращаться.

Индийский панк-быт: поезда, снаряжение, еда

Между городами я ездил только поездами дженерал-класса. Билетов не покупал ни разу, лишь в последний переезд из Варанаси в Гоа в самом конце трипа взял слипер-класс, это аналог нашего плацкарта. Потому что 36 часов в дженерале я бы не выдержал. Дженерал-класс — это как наша даже не сидячка, а электричка, билеты там продают не на места, а просто на вагон. Только все равно их никто не проверяет. Сколько людей набилось – столько набилось. Все хрестоматийные фотки индийских поездов с людьми на крыше – это именно дженерал. Условия ужасные. Моя самая долгая поездка длилась 28 часов. Обычно я был единственным белым в поезде. С индийцами сидели по очереди – например, за те 28 часов я сидел часа два в сумме. Какие-то козы, дети. Прокаженные встречаются, калеки. Но все равно там сразу со всеми знакомишься, дружишься, куришь в туалете, молодежь пьет.

 

Из путевых заметок Егора:

«Пробежавшись по ничем не примечательному Аджмеру, прыгнул в поезд и через 2 часа я уже в Джайпуре. Знакомый индус кинул с экскурсией и впиской, так что отправляюсь гулять один.

Розовый город встречает меня… дождем. Мунсун из каминг.

Ну и, конечно, индийские вокзальные приколы продолжают удивлять. В этот раз нельзя выйти с платформы без билета сюда (которого нет) и нельзя сдать вещи на хранение без билета отсюда (которого не будет). Эти квесты легко решаются 10-секундным копанием в мусорке.

Дальше уже знакомый и привычный диалог в тикет-офисе насчет дальнейшего передвижения:

— Ночной поезд в Дели.

— Такого нет.

— А как насчет поезда номер 1488666 в 00.50? (спасибо индийскому смартфону Lava, 3G и чудесным приложениям)

— … Да, есть такой. Билеты только по 5000 рупий.

— Дешевле.

— …. Есть за 3000…

— Дешевле.

— … Только что освободился один билет… 550 рупий…

— Отлично. А сколько все таки стоит дженерал-класс?

— 120 рупий. Платформа 3. Опаздывает на час. Сколько билетов?

— Ни одного, спасибо, до свидания».

Автостопом почти не ездил, в Индии этого не понимают. Все будут на тебя глядеть, не врубаясь. К тому же по-английски говорят только в крупных населенных пунктах. Да и все равно почти всегда все в итоге сводится к разговорам о деньгах. Проще прыгнуть сразу в поезд, чем в 40-градусную жару стоять на трассе. Хотя вот в Непале стоп работает, непальцы врубаются. Но это лишь мой опыт — может, кому-то и удавалось объехать Индию автостопом вдоль и поперек.

Из снаряжения у меня был 70-литровый рюкзак весом килограмм 20. Палатки-спальника и туринвентаря я с собой не возил, а возил только кучу мерчевых футболок, носки, трусы, запас алкоголя, книжку, ноутбук. Вообще я шмоточник, так что да, основным багажом была куча ненужного шмота. Тусовался там как модный крастер. Причем гардероб обновлялся по ходу передвижений. По пути на север стало ясно, что нужна теплая одежда — что-то нааскал, что-то купил, что-то подарили. Там вообще люди путешествуют и обмениваются вещами. Вещи в рюкзаке постоянно циркулировали. Из Москвы я улетел с полным рюкзаком и вернулся тоже с полным, но абсолютно весь набор успел смениться. Правда, начал с 70-литровым, а закончил с обычным городским. Жарко там носить большой рюкзак, в палатке тоже испечешься. Вот гамак — нужная вещь, гамак у меня был всегда.

 

Насчет ночевок — никаких кемпингов и отелей, жил чисто стрит-лайфом. Спал на вокзалах, в залах ожидания, на ступеньках храмов. В храмы тоже пускают ночевать, особенно если ты уважаешь их культуру и сечешь в ней.

Вегетарианцам в Индии рай и раздолье. Моя стандартная трапеза состояла из  риса с разнообразными подливками (бобовые, овощи, тхали, кёрд) и пары лепешек. Стоит все копейки. Правда, сейчас, после 17-ти месяцев такого питания, рис я уже видеть не могу. В Гоа питался дома, готовил себе на кухне в съемном жилье. Путешествуя, жрал в дешевых кафешках для местных. Еще питался при храмах — на прасадах, это типа религиозный food not bombs, кормежка для паломников. Например, в Варанаси не платил за еду ни разу, лишь ходил на прасады в обед и вечером. Наглеть там, конечно, не надо. Я ходил в один и тот же храм, общался с народом, сидел с ними, читал. Ни разу не фриганил проще подойти, сказать, что голоден, и тебе без проблем насыплют тарелку риса. Ни разу не был голоден.

Спал на вокзалах, в залах ожидания, на ступеньках храмов. В храмы тоже пускают ночевать, особенно если ты уважаешь их культуру и сечешь в ней.

С пивом особо не посидишь — очень жарко, и оно быстро теплеет. Поэтому пил обычно крепкое. Ром там вкусный, портвейн — это в Гоа. Еще рисовые настойки, самогон. За пределами туристических мест алкоголь становится сильно дороже, поэтому, скажем, в Варанаси я чаще всего пил местный спирт. Бутылка пива 0,75 л стоит 150 рублей на российские деньги, а 0,5 крепыша обойдется вдвое дешевле. Поэтому, не эстетствуя, с целью нажраться — только крепыш.

Про алкоголь и наркотики в Индии

Алкоголь в индийском обществе порицается, но все равно там куча пьяниц. Вайн-стор будет обязательно хитро запрятан, но найти всегда можно. Да, религиозные люди, или люди из отдельных каст — брамины, например — не пьют. А обычные работяги или, скажем, водители тук-туков очень даже любят заложить за воротник. Любят, но не умеют. Покупают на четверых бутылку «Кингфишера» или крепкого «Туборга» и нажираются. Еще пьют всякий самогон, домашний, в рюмочных.

Пренебрежения ко мне пьяному особо не было — если только в мусульманских кварталах и городах. Скорее я вызывал у них интерес. Типа — о белокожий, голубоглазый, крашеный, проколотый, да еще и пьяный. Подходят к тебе и тоже начинают с тобой пить, сразу же уходя в говно. Кстати, гуляя по улицам, в открытую лучше не выпивать. Во всяком случае, я прятал бутылку в пакет — по большей части из уважения к культуре, частью которой я стал себя считать. Да и вообще обходился без панк-дестроя. В Гоа такое бывало, конечно, а в остальной Индии я стал более полит- и социалкорректным. Не потому что ссал мусоров, а – повторюсь — из уважения. Да и самому было так комфортнее. А чтобы тебя приняли мусора, нужно просто вести себя как мудак.

 

Торчки в Индии – это, в основном, приезжие, белые. «Потеряшки». Их немало, потому что в Индии очень много наркотиков. И те, кто не умеет себя контролировать, тотально старчиваются. В Гоа встречаются такие люди —  потерянные, флипанувшие от кислоты, от димыча (флип-аут – это когда в трип ушел и обратно не вернулся, такой наркошеский термин). В Варанаси таких много . Впрочем, и сами индийцы употребляют. На многих праздниках принято курить, пить, есть пханг (манагу то есть). Везде можно найти «мэджик ласси», пирожки с травой. На Махашиваратри ты должен всю ночь не спать и курить, курить, курить чиллум. И даже когда закуриваешь косячок, принято говорить «Бом» или «Бом боленат», т.е. «славься, Шива».

Про Варанаси

Из путевых заметок Егора:

«Сидишь на балконе в гамаке с друзьями из России и Франции, с которыми тебя, видимо, специально свела судьба, пьешь пиво, а потом подвисаешь и видишь, как в сотнях метрах по берегу от тебя горят тела.

Идешь с открытым ртом по городу, а тебе навстречу с улыбками и возгласами несется процессия с телом на носилках с цветами, расталкивая быков и прокаженных.

В соседнем переулке индийцы кормят и омывают умирающую и уже разлагающуюся на безумной жаре корову, вокруг которой лежат сострадающие щенки с жуткими кожными инфекциями.

С переполненных шумных улиц, где задыхаешься от жары и влажности сворачиваешь в темные дворы, где курят (и не только) саду или просто темные личности

Меньше суток в Бенаресе, а ощущений на 10 жизней вперед, и невозможно описать то, что видишь и чувствуешь. Видимо, именно такую энергию я и искал в Индии.

«Варанаси — ад на земле. Трупы, грязь, смерть, вонь, болезни, фуфуфу, город контрастов…». Да, все, что пишут в интернете, — правда. И это ох*еть, как прекрасно. Нету ничего наносного, лишнего и поверхностного. Только жизнь, смерть и древнейшая культура, и все в идеальном балансе и гармонии».

 

Варанаси изменил всю мою жизнь. Впервые я туда попал на три дня по дороге в Непал и остановился в офигенном околосквоте, где живешь за копейки. Все в граффити, все разбомблено, рядом трупы горят. Это было первое впечатление от города. После пяти месяцев в Непале я опять поехал туда. Тут нужна ремарка: если делать индийскую визу в Непале, то тебе дадут максимум месяца на два. Я сделал суперход: отправил паспорт по почте в Россию, где мне за бабки в агентстве сделали полноценную 6-месячную визу. Обратно паспорт привез незнакомый чувак из фэйсбука, из тематической группы про треккинг по горам в Непале. Это был полный на*б системы, очень круто.

И вот я приехал в Варанаси, и уже через полчаса про*бал этот паспорт. Поселился и пошел прогуляться за продуктами с городским рюкзачком. Паспорт вытащили просто из кармана рюкзака. Так что дальше я жил без документов. В Варанаси планировал посидеть недельку и двигать обратно в Гоа. Но вместо недели завис там на 4 месяца. Время пролетело незаметно, и это было лучшее время в моей жизни.

Просыпаясь утром, первым делом я шел купаться в Гангу — и местные, и туристы ох**вали от сумасшедшего белого.

Жил я в своей комнате в том самом притоне над Гангой. До ближайших кремационных гатов – буквально 300 метров. 6-этажное здание, в котором первые 3 этажа занимают индийцы, приехавшие в город умирать, а следующие 3 — бэкпекеры. Правда, отмороженные. Те, которым требуется лишь место, где упасть. Мой лучший друг был аргентинец. Англичанин, русский, мексиканец, украинка — все это была наша компания. 80 рублей в день — комната с матрасом на полу, вся в граффити. Просыпаясь утром, первым делом я шел купаться в Гангу — и местные, и туристы ох**вали от сумасшедшего белого. Как-то раз даже переплыл всю реку — это 400 метров, большое расстояние для меня.

В Варанаси на каждом шагу продается трава. Если уважаешь Шиву — должен за Шиву покурить. Алкоголь доступен без проблем. Правда, в 100 м от храма его продавать нельзя, а храмы там везде, поэтому за бухлом надо ехать далеко в жопу города. Там обычная индийская жизнь – работяги, пыль, шум, торговля. Там тоже успел потусить. Как-то раз, пьяный, водил по городу тук-тук. Еще есть Университет Варанаси с уютным кампусом, там все довольно по-европейски: студентики на скейтах и велосипедах, вай-фай, розетки в лавках и все такое.

 

На гатах я затусил с агхори – это тот образ жизни и мышления, к которому я стремлюсь. Принимал участие в их обрядах. В различных состояниях сознания ходил с ними на шмашаны на кремационные гатах. Забрал с собой полкило пепла. Ел пепел. Вот эти веревочки на моих запястьях сняты с трупов. Как-то пожил на другой стороне Ганги, напротив Варанаси. Туда мы добрались с агхори на лодке и остановились на три дня в пустыне у реки. Без палатки — просто на пледике, рядом с костром. Пили воду Ганги из человеческого черепа. На вкус — обычная вода, но это имело сакральный смысл. Вообще, живя в Индии, я стал придавать сакральный смысл каждому своему действию. Не то, чтобы я стал адептом какой-то секты. Просто мне стало проще так жить — например, от того, что каждое утро я моюсь в Ганге и читаю мантрочку. Потому и вода из Ганги была прекрасна.

В общем, Варанаси — то место, где я хотел бы жить. В соцсетях я вписал «Варанаси» в графу «родной город». В тот раз меня оттуда выдернул друг, хотя я сваливать не хотел и цеплялся руками-ногами. Он приехал из Дели и увидел, что мне плохо. Были проблемы со здоровьем, забарахлила почка — перепил, перетусил и чуть не отъехал. И меня посадили на поезд до Гоа. Но я обязательно вернусь — там до сих пор лежат все мои вещи. (Вообще у меня повсюду в Индии нычки: в горах — трекинговая одежда, пляжный шмот — в Гоа, а в Варанаси — алтарь и скромная одежда).

Про индийские больницы

Как уже говорил, паспорта у меня больше не было, страховку я априори не оформляю. Поэтому пришлось обращаться в муниципальные больницы. Первый раз был в Варанаси. Там меня приняли прямо на ступеньках, причем диагностировали правильно. Вообще индийские врачи хорошие, это общеизвестный факт.

Я впервые сел за руль своего скутера трезвый — максимум после пары пива. 

А в Гоа, уже когда я вернулся туда, было так. Я впервые сел за руль своего скутера трезвый — максимум после пары пива. Ехал по деревенской дороге, и вдруг под переднее колесо мне бросилась курица. Я бы ее нафиг передавил, но включились зоозащитные инстинкты, и я въ*бал по передним тормозам. Скутер занесло, курица въ*балась в колесо, я перелетел через руль. Скутер — на меня, и шесть метров меня протащило по гравию. Итог — кусок пластика в животе, ободранная левая ключица, ободранная нога, ожог от глушака и две трещины в левой стопе. Три открытые раны. Сначала пытался лечиться сам. Стал промывать раны, но вскоре понял, что загнил к х*ям. И пошел в больницу. В самую обычную больницу в Панаджи – «Бамболим-госпитал».

В палате было 46 человек, я пролежал там 3 дня. За это время вокруг меня умерли несколько человек. Операции делали прямо в этом зале, причем на живую. Вместо наркоза дают транки – по две таблетки. Мне вручили ведро литров на 20, в нем была горячая вода и много-много йода. Еще дали пемзу, сказали сдирать всю коросту. Водопровода в больнице нет, так что этот же медраствор заменял мне и душ. Еще выдали ковшик – из него я размачивал раны.

В общем, если у тебя нет денег и страховки, то медицина в Индии все-таки жесткая. Около больниц там люди прямо на улицах сидят с рваными ранами, ждут своей очереди. Семьи чуть ли не палаточные лагеря у госпиталей разбивают. Нормальная медицина — только с деньгами.

Но все-таки меня вылечили. А тем временем, моя виза кончилась, и 17 месяцев путешествия завершились депортацией.

В качестве завершения: советы для панков в Индии

В первую очередь, в Индии надо отбросить свою панковскую антисоциальность, проявляемую в Москве или вообще в России. Надо адаптировать свой протест под окружающий хаос и принять, что это другая страна, другая культура. Нести свои ценности, но с уважением к людям. Быть открытым. Отвечать на вопросы без злобы, улыбаться.

Самый полезный совет – не только для панков — выучить десяток-другой фраз на хинди. Если ты обращаешься к индийцам на их языке, это вообще! Между вами тает лед. Они сразу врубаются, что ты интересуешься их страной, а не просто какой-то х*й залетный, и отношение тут же меняется.

Да и вообще стоит немного проникнуться культурой. Важно отбросить свои европейские понты. Мол, фу, постельное белье грязное, а помыл ли повар руки? Нет, повар руки не помыл, а постельное белье действительно грязное. Они так живут, это не из-за неуважения к себе, а из-за того, что есть в мире что-то более интересное и важное, чем стремление к белым простыням. Другие приоритеты.

Надо выйти из зоны комфорта. Быть готовым потолкаться в дженерал-классе, попотеть. Может быть, помыться в какой-нибудь речке-вонючке. Если подытожить: надо не понтоваться, уважать культуру и быть просто собой, ничего из себя не строить. Да, в принципе, это и для любой страны подойдет. А, еще уважать коров.

Важно отбросить свои европейские понты. Мол, фу, постельное белье грязное, а помыл ли повар руки? Нет, повар руки не помыл, а постельное белье действительно грязное.

Жить там постоянно я, конечно, хотел бы. Смог бы или нет — это уже другой вопрос. Абсолютно другая культура, менталитет. Плюс постоянно у меня случались всякие приключения. В Москве может ничего не происходить по несколько недель. Сидишь себе дома и выходишь только за пивом. В Индии даже поход за пивом всегда оборачивался приключениями. Это уже начинало за*бывать. Думал порой — Индия-мать, пожалуйста, можно я пару дней просто посижу, подумаю и почитаю книжку? Но все равно начинался какой-то движ. Позитивный или негативный — неважно, все — опыт.

Продолжение следует. Во второй части — приключения Егора в Непале.

 


Понравился этот материал? У нас на «Пассажире» есть еще много интересного! Лучшие статьи за 2018-ый год можешь посмотреть здесь, а чтобы следить за новыми публикациями, подпшись на сообщества журнала «В контакте» и Facebook, листай нашу страничку в Instagram или смотри канал в Telegram.

Поделиться:
Другие тексты автора Василий Кондрашов

Остров Фуэртевентура: на окраину мира — с комфортом (ФОТО)

Когда говорят «Канары», обычно подразумевают острова Тенерифе или Гран-Канариа. Менее известная Фуэртевентура...
Подробнее...