Море, пальмы, чача: как переехать в Грузию и открыть свой бар

Попса из радиоприемников в замызганных шалманах заглушает шум прибоя. Изнуренные зноем мясистые тела сомнамбулически курсируют по горячей набережной. Мелькают пестрые вывески: “Шашлык” — “Аквагрим” — “Гадание” — “Квартиры посуточно”  — “Фото с животными” — “Домашнее вино, чача”… О! Чача! Пойло, разлитое в мятую пластиковую тару, отдает самогоном. Эффект — сногсшибательный. Утром тяжко ноет голова и совесть. Черт побери этот Коктебель!


Каюсь, было нечто подобное и со мной — попробовать-то в жизни стоит все. Но сегодня я не в Коктебеле, а в Батуми. На дворе весна, туристов мало — до старта сезона остается месяца полтора. Бульвар у моря выглядит вполне благородно: уходящая за горизонт шеренга раскидистых пальм, велодорожка, чудесный южный парк и рокот волн вместо ларечной попсы. Плюс душевные кварталы старого города. Вот и чачу — которая, кстати, как раз из Грузии родом (см. Вики) — здесь тоже пьют благородно.

Во всяком случае, мне с этим делом повезло сразу. Поселившись в самом центре, у драмтеатра, в первую же прогулку по старинным батумским улочкам я набрел на это место — бар “Чача Тайм”. Простая, но симпатичная витрина, стильное лого — в Москве так выглядят крафтовые пивные. Вечером я изучил местечко изнутри. А внутри уют: теплый мягкий свет, стойка и столы, собранные из покрытых лаком деревянных паллет, симпатичные светильники из винных бутылок с обрезанным дном. Бармен предлагает на выбор пару десятков сортов чачи, о которой знает, кажется, всё. Есть, чем закусить — бургеры и супы. Есть коктейли — тоже с чачей. Беру “чача-сет номер 1” — 5 рюмочек по 25 граммов. В каждой — свой сорт напитка. По очереди дегустирую их под неспешную лекцию от бармена — она тоже входит в уплаченные мной 15 лари. Выясняю, что сорта чачи, как и вина, различаются сортами винограда, из которых она сделана — мцване, саперави, ркацители и т.д. Пока мы болтаем, со стен, из деревянных рамок, на нас смотрят черно-белые Чапаев, Ницше, Фрэнк Заппа и Мимино из данелиевского фильма. А еще — усатые грузины, что давят босыми ногами виноград на настенной росписи. А вот, на другой росписи, они сидят целой компанией за накрытым столом. Второй справа — робот Бендер, тоже с усами.


Шикарные подкрученные усы — а еще окладистую бороду — носит и владелец бара Влад Зубов, приехавший сюда из России пару лет назад. С ним мы познакомились в первый же мой вечер в “Чача Тайм”. Это получилось как-то само собой — атмосфера заведения (да и всего города) располагает. Начали общаться, и вскоре я вспомнил, что давно знаю и про Влада, и про это местечко: в сети мне уже попадалась история русского журналиста и рекламщика, который жил сначала в Ижевске, затем в Москве, а потом бросил все российские дела и уехал в Грузию с женой и детьми, чтобы поселиться у моря и поить грузинов их национальным напитком. Говорят, тогда, в 2015-м, все недоумевали и прочили Владу скорый провал. Кому, мол, нужен чача-бар в стране, где чачу разливают на каждом углу? А Влад такой бар все же сделал и, похоже, попал в точку, а то и в несколько точек сразу. Во-первых, получился не просто бар, а нечто вроде музея чачи — реальная достопримечательность. И вообще — аналогичных заведений нет ни в Грузии, ни в мире. Во-вторых, бар стал местом сбора батумских экспатов, бывших россиян, украинцев и белорусов (а их немало). Да и местным понравился. В-третьих, сбылась мечта Влада — жить у моря и заниматься любимым делом.

Эта история вызвала во мне кучу вопросов — про чачу, про бизнес по-грузински, про переезд из России, про местный менталитет и много про что еще. И уже назавтра я понял, что без интервью не обойтись (здесь уточню для читателя: это не реклама! за текст нам никто не платил, но рекомендовать всем “Чачу Тайм” я готов и бесплатно). Влад легко согласился обо всем рассказать. Встретились за стойкой через пару дней и под чачу сорта мцвани (для меня) и кофе (для Влада) начали разговор.

— Расскажи о своих отношениях с чачей. Когда впервые попробовал? Когда понял, что хочешь заниматься ею профессионально? И каков был путь между этими двумя отметками?

— Впервые я побывал в Грузии, кажется, в 2012-м, тогда же и попробовал чачу. Насколько помню, она была разливной, но далеко не самый плохой. Чача здесь — это то, что имеется в каждом доме, чуть ли не в каждом кране. На прилавках местные ее просто не замечают. А я понял, что грузинская чача вполне способна конкурировать с другими дистиллятами, скажем, с перуанским писко или итальянской граппой. Что это тема обширная и разнообразная. В тот самый приезд мы гуляли с другом по бульвару в Батуми, и в процессе общения родилась шутка — а почему бы не открыть музей чачи? Пошутили, посмеялись, вернулись к своим делам, но идея запомнилась. С тех пор я приезжал в Грузию еще несколько раз — продолжал изучать страну и напиток.

А пару лет назад, к 2015-му, я понял, что мне совсем не нравится происходящее в России и что жить там я больше не хочу. Грузия же завораживала прошедшими здесь реформами и картиной происходящих перемен. Понравилось, что нет коррупции, и все попытки обнаружить ее на низовом уровне это подтвердили: действительно нет.

Я решил создать то, чего не хватало мне самому, — место, где тебе смогут рассказать о чаче всё.

Богатым я никогда не был, но какие-то накопления имелись. Имелся опыт предпринимательства. Но я не очень представлял, куда могу здесь устроиться. Опыт в рекламе — режиссерский и продюсерский — в Грузии плохо применим из-за незнания языка. И тут вспомнилась шутка про музей чачи. Вспомнил, что в этом я разбираюсь, осознал, что никто такого еще не делал. Ведь по чаче практически ходят ногами, мол — “Ну, что такое чача? Подумаешь. Будем пить ее, когда совсем больше нечего”. Я с этим подходом был в корне не согласен. Чача для меня — одна из граней Грузии, как здешний воздух, как хинкали и хачапури. Но, чтобы узнать что-то о чаче, нужно очень постараться. Даже на грузинской Википедии о ней лишь несколько строчек. В общем, я решил создать то, чего не хватало мне самому, — место, где тебе смогут рассказать о чаче всё и в деталях.

Поначалу не знал, с какой стороны подступиться, ведь в ресторанном бизнесе я не работал ни секунды. Понял, что в первую очередь нужно найти помещение. Видимо, в старом городе. Потом пошла работа над составлением меню и барной карты, работа с поставщиками. Большинству из них приходилось объяснять, зачем я им нужен. Но постепенно поставщики нашлись. Еще мы составили карту коктейлей. Нанятые сотрудники утверждали, что из чачи коктейлей не делают, и давай, мол, мешать обычные. Я отвечал: нет, если у нас будут коктейли, то только из чачи.

Весной 2015-го я приехал сюда на разведку, а летом мы запустились, и я перевез в Батуми семью.

 — Если не секрет: сколько ты вложил в проект на старте?

— Я вложил смешные по меркам любого бизнеса деньги — что-то около 20-ти тысяч долларов. Но нужно понимать, что многие вещи мне достались просто по дружбе. Например, логотип и фирменный стиль — благодаря связям из прошлой, рекламной, жизни. Дизайн интерьера сделала подруга, художник кино. Попросил ее помочь за билеты и проживание. В ходе ремонта пользовался услугами местных рабочих, но многие вещи все равно делали сами — в частности, малярные работы.


 — А насколько трудно вести тут бизнес? Вот, например, в России принято считать, что дела ведутся не благодаря внешним условиям, а вопреки — вопреки бюрократии, проверкам и прочим препонам. Как с этим здесь? К чему стоит приготовиться начинающему предпринимателю в Грузии?

Все эти вещи здесь, в основном, преодолены. Пожарные тушат пожары, полиция ловит преступников. Иногда полицейские приезжают, но лишь поинтересоваться, как дела. Следовать нормам нужно, но никто предпринимателей не кошмарит. И, кроме налогов и госпошлин, я не платил ни копейки никому.  

При этом нужно быть готовым к разнице в менталитете. Здесь другое отношение ко времени, к обязательствам, иная скорость получения информации. Я сейчас о поставщиках, работниках, персонале. Грубо говоря, обещанные 15 минут могут стать четырьмя часами. “Завтра” может растянуться на неделю. Не скажу, что это здесь норма, но точно не из ряда вон. К этому нужно привыкнуть. Впрочем, сейчас то ли ситуация меняется к лучшему, то ли я действительно стал привыкать.

Нужно быть готовым к разнице в менталитете. Обещанные 15 минут могут стать четырьмя часами. “Завтра” может растянуться на неделю.

 — Говорить и понимать по-грузински здесь важно? Ты ведь языка не знаешь. Это не мешает вести дела?

— В Грузии (во всяком случае, в Батуми) это не препятствие. Не все, но многие госслужащие, с которыми приходится пересекаться, говорят по-русски. Порой закон требует переводов каких-то документов, но это все разовые вещи. Если, скажем, в банке мне девушки говорят, мол, мы по-русски не очень, я могу перейти на английский.

Самое главное, что люди здесь в целом не агрессивные и не злые. Грузия прекрасна крайне низким уровнем ксенофобии. И, несмотря на недавние исторические события, к русскоязычным здесь относятся так же хорошо. Да, попадались отдельные замороченные персонажи, но их единицы. Да и то, может, они просто в плохом настроении были… Я посетил многие страны, и именно отношение простых людей к любым чужакам — оно в Грузии уникально. Есть, правда, у грузин специфическое отношение к туркам (при том, что османский период истории от нас гораздо дальше, чем советский). Может, дело в религиозных различиях, не знаю. Но и турки здесь особых проблем не испытывают.

 — Давай теперь о самой чаче. Каков объем и состояние официальной, акцизной чача-индустрии в Грузии? Сколько есть производителей?

 — Относительно крупных, наверное, с десяток. Остальных я знаю штук сорок, но это не значит, что больше их нет. Масштабы производства у всех разные. Одна компания может выпускать 500 бутылок в год, другая — 50 тысяч. Делают, в основном, экспорт.

Наличие акцизы еще не означает, что чача хорошая. А та, что гонится в домах у людей просто для себя, вполне может быть чем-то интересным и качественным. Но дешевая чача, которую продают на базаре, — почти всегда суррогат. Она зачастую делается из палого винограда, растущего где-нибудь на заборе, в ней обязательно много сахара. Добавление сахара позволяет в разы увеличить выход продукта, но в настоящую хорошую чачу сахар не добавляют. И, что самое важное, хорошая чача — это продукт с постоянным качеством. Купив ее снова, получишь тот же эффект. Это касается и твоего состояния наутро. Ты знаешь, что от этой чачи у тебя не болит голова. Ты все понял про нее. А то, что продается на базаре, — это каждый раз сюрприз. Бывает так: выпил рюмку, две, три — и забыл, как ходить ногами, не помнишь, где живешь. Это все неправильный баланс сивушных масел, фенольных соединений и прочего (говорю сейчас не научно, а очень по-простому). И, если качественный алкоголь выкашивает нейроны мозга упорядоченно, как струйный принтер, то некачественный, где много сивухи, бомбит вразнобой, выжигая напалмом произвольные куски.

 — Как любишь пить чачу сам? Дозы, закуска, ритуалы?

— По-разному. Чача — это “мой” напиток, и любому другому крепкому алкоголю — будь то дорогой коньяк или какой-нибудь легендарный виски — я предпочту чачу. Мне это ближе, приятнее, вкуснее, полезнее (ну, или менее вредно). Если мне холодно или я простыл, тогда пью одну чачу, что-нибудь из красного винограда. Бывает, уработаюсь, устану от всего и тогда просто выпью рюмку под яблоко или огурец — чего-то сдержанного, из белого винограда. На случай, если приехали ценители чачи, с которыми хочется обсуждать и делиться впечатлениями, есть более дорогая чача, тоже из белого винограда, но очень насыщенная.


Моя норма хорошей чачи — граммов 350-400. Чтобы не в дрова, но так, нормально. Можно и поллитра, но тогда уже тяжеловато наутро.

На пустой желудок выпивать не люблю, неинтересно. Как с любым крепким алкоголем: если начал пить голодным и быстро устал, приуныл — тут уж извини, это только твоя проблема.

Если ты не голоден, то хорошо закусывать ароматную чачу чурчхелой или фруктами. У закуски здесь особая задача. Когда пьешь водку, главное — перебить чем-то вкус. Огурец тянется в рот быстрее, чем мы успеваем выпить. С хорошими напитками, у которых есть аромат, все иначе. И если тебе нужно закусить, то лучше чем-то ароматным, что не контрастирует и не забивает аромат чачи.

Если качественный алкоголь выкашивает нейроны мозга упорядоченно, как струйный принтер, то некачественный, где много сивухи, бомбит вразнобой, выжигая произвольные куски.

—  С такой работой, наверное, каждый день выпиваешь?

— Бывает, что часто, но стараюсь все же не каждый. В этом году удалось, наконец, провести Великий пост по всем правилам, 7 недель я не пил. При том, что почти каждый день я здесь присутствовал — наливал, рассказывал. Соблазн был велик, но иногда пауза нужна.

 — Каковы пьяные русские, мы все знаем. А как пьют грузины? Какие они, когда пьяные?

— Нормальные. Могут быть шумными, но не громче других наций. Пьяные грузины — не такое уж распространенное явление. Они более винный народ, пьют гекалитрами домашнее белое вино. Оно легко усваивается, его можно выпить много.

Что еще? Как правило, грузины не пьют по одиночке. В России пьяный может пойти хулиганить или приставать к кому-то. Здесь всегда пьют компаниями, и если кто-то один сошел с рельс, то друзья ему помогают. Если человек напился в гостях, он останется там на ночь. Если все же куда-то надо идти, его доведут. Народ более теплый и сплоченный. Видимо, есть некий неписаный кодекс поведения, который не позволяет окружающим бросать пьяного человека. Говорят, тут и вытрезвителей никогда не было.

 — А случались ли эксцессы в баре? Приходилось ли говорить гостю, что вам, пожалуй, хватит? Напиток-то все же забористый.

— Да, иногда приходилось говорить “ты пьяный, я тебе больше не налью”. Но вообще вечера проходят очень гладко. Я старался сформировать уважительную, интеллигентную среду. У нас ведь не просто распивочная, а заведение с душой и репутацией. За почти два года работы здесь была всего одна драка, но и тогда к нам кто-то с улицы забежал. То есть не было такого, чтобы посетители сидели-сидели и начали между собой драться.


 — Я слышал, что “Чача Тайм” — еще и своего рода клуб для российских экспатов в Батуми. Можешь нарисовать некий усредненный портрет такого экспата? Их много? Как давно они здесь? Чем занимаются?

— У экспатов всегда есть необходимость в обмене информацией, а через меня в силу работы как раз проходит большое количество людей. Один знает, где хорошо лечат зубы, а другой ищет такое место. У одного сын пошел в садик, и он доволен, а другой не знает, куда отдать ребенка. Я решил не стоять на перекрестке просто так. Организовал специальный день для встреч — четверг. Если формат и настроение позволяют, устраиваю перекличку, представляю гостей друг другу. Встречи проходят с осени по конец весны. В течение сезона экспаты, как правило, сильно заняты (работа таких людей зачастую связана с туризмом), да и мы сами не можем гарантировать место для такой встречи в сезон.  Но мы дружим и вне бара — выбираемся на природу, пьем вместе вино, крестим детей и т.д.

Те, кого можно отнести к клубу, существующему вокруг “Чача-тайм”, переехали, в основном, года два-три-четыре назад. Хотя в Батуми много и тех, кто перебрался сюда раньше, но с ними эта компания не очень пересекается. Так получилось, что люди приходили сюда, знакомились друг с другом, начинали дружить. Кстати, это не только Россия, но и Украина, Беларусь, есть англичане, турки, грузины, которые росли за границей.

Насчет рода занятий экспатов в Батуми — есть фрилансеры, которые работают в интернете. Есть люди, которые приехали сюда на пенсию, купили квартиру и сдают жилье в сезон. Кто-то организует туры и принимает туристов, кто-то, скажем, кофе продает.

  — Приезжему человеку Грузия — и Батуми в частности — кажется райским уголком. Порой подумываешь — а вот бы сюда переехать. Но понятно, что повседневная жизнь — совсем не то, что жизнь в отпуске. С какими трудностями сталкивается экспат в повседневности?

— О разнице в менталитете я уже говорил. Она несущественна, но есть.

Не очень устраивает уровень местных школ. В Москве мой сын учился в школе лучшего уровня, чем здесь. Все учителя по отдельности — прекрасные люди, но общее отношение к образованию кажется мне по-южному легким и поверхностным. Я бы хотел более серьезного подхода. А из-за того, что мой сын пока не знает грузинского языка, сильно ограничен выбор вариантов досуга — в том числе развивающего. Школы с русским сектором здесь остались — и государственные, и частные — а вот кружки только на грузинском.

Зато здесь совсем другой уровень безопасности. Когда в Москве твой 12-летний сын идет гулять один, в голове сразу много мыслей и тревог. Здесь достаточно лишь напомнить ребенку переходить дорогу аккуратно. Это, кстати, потому что водят здесь некультурно —  не уступают на переходах и так далее. Впрочем, ситуация меняется — всего год назад было хуже.

Здесь другой уровень безопасности. Отпуская ребенка гулять, достаточно лишь напомнить ему переходить дорогу аккуратно.

Некоторые приезжают сюда и жалуются на нищету — мол, люди живут плохо, и вообще все ужасно. Но мне важно, как страна развивается. Важно, что год назад, скажем, не было вот этой дороги, а теперь она есть. Скорость изменений в разы меньше, чем при прежних властях, но процесс идет. Тренд, вектор заметен — и он позитивен. Здесь думают о привлекательности, об инвестиционном климате.

 — Чем заняться в Грузии россиянину, решившемуся на переезд? Ты свою нишу нашел и занял, а какие есть еще?

 — Тут как везде — если хочешь придумать идею для бизнеса, нужно ходить, смотреть, искать, чего не хватает лично тебе, прикидывать, сколько есть людей с такой же потребностью. Идеально, если ты можешь зарабатывать онлайн, и у тебя есть некая подстраховка. Тогда тебе неважно, где жить. А из конкретного — я думаю, что скоро здесь будут актуальны сервисы, связанные с ремонтом и поддержкой гибридных автомобилей. Раньше в Грузию было дешево везти любые машины, но сейчас пошлина выросла. А вот для электромобилей пошлина по-прежнему нулевая, для гибридных — минимальная. Это ниша, которая растет на глазах с нуля. Но это, конечно, не 20 тысяч долларов, тут надо быть специалистом.


Тем временем, народу вокруг становилось все больше. Был десятый час вечера, и гул голосов постепенно нарастал – говорили на русском, английском и вроде бы польском. Заглянули девушки откуда-то из Азии. Подошла развеселая компания тех самых славянских экспатов. Влад был нарасхват, и примерно к этому моменту интервью само собой закончилось. Несмотря на самый обычный вечер, атмосфера становилась все более праздничной. У меня тут же появилось еще несколько новых знакомых, с которыми я опрокинул по паре слоеных коктейлей-шотов (да-да, тоже с чачей). А уже совсем ночью, перед тем, как вернуться домой, долго бродил по старому городу и бульвару, среди мокрых пальм. С неба шел дождь, воздух был наполнен мелкими каплями, а черноморский прибой совсем разгулялся. К чему это я всё? Да ни к чему. Просто хорошо в Батуми весной.


Понравился этот материал? У нас на «Пассажире» есть еще много интересного! Лучшие статьи за 2018-ый год можешь посмотреть здесь, а чтобы следить за новыми публикациями, подпшись на сообщества журнала «В контакте» и Facebook, листай нашу страничку в Instagram или смотри канал в Telegram.

Поделиться:
Другие тексты автора Василий Кондрашов

Зимний Тбилиси: окно в апрель

— Смотри! Смотри! Вот это да! Ну, вообще! А вон туда глянь!...
Подробнее...