«Всё это — большой эксперимент». «Делай Культуру»: как две девушки открыли андеграундный бар в центре Москвы

Таких соседей тут не ждали. Самый центр Москвы, район Чистых прудов. В относительно тихом Милютинском переулке — неприметный поворот в полутемный двор за полосатым шлагбаумом. Здесь, на тесном пятачке, расположились сразу несколько заведений — пара буржуазно-гламурных кальянных и тот самый нежданный сосед — культурное пространство и бар “Делай культуру”, заехавший сюда в сентябре прошлого года. У старожилов — плюшевые диваны, караоке и просмотры матчей, вип-комнаты и гости на дорогих машинах. У вновь прибывших — низовые инициативы, DIY, странная музыка, перформансы, а в теплые дни — еще и множество народа у входа. Ужиться получилось не сразу, да и не ясно пока, получилось ли.

Основательницы “Делай культуру” Даша Федотова и Марийка Семененко уже не первый год создают точки притяжения в жизни культурного андеграунда Москвы. И, если раньше это были события —  независимые кинофестивали, концерты, выставки, дискуссии и прочее, — то в последние три года девушки делают места. Культурные пространства для проектов всех инициативных и творческих.

DIY, “do it yourself” для этих площадок — не только принцип, но и название, причем буквально: сначала был ДК “Делай сам/а”, потом бар “Делай культуру”. Сменив за пару лет два места обитания (“Правда” и “Хлебозавод”), минувшей осенью ДК обосновался в Милютинском переулке.

Здесь можно послушать лекцию, посмотреть кино, потанцевать, перекусить и выпить пива, сидра или медовухи. А еще — бесплатно провести свое мероприятие любой тематики и формата. Впрочем, не совсем любой. Кого здесь ждут, как изменился московский андеграунд и как живется владельцам неформатного бара, Даша и Марийка рассказали “Пассажиру”.

В одном из интервью вскоре после открытия бара вы говорили, что стабильностью в вашей жизни и не пахнет — мол, заведение может закрыться в любой момент. Рассказывали про напряженные отношения с соседями по переулку — местной кальянной. Как изменилась ситуация с тех пор?

Марийка: Завтра все может так же закрыться.

Даша: Кардинально ситуация не поменялась. Та история с кальянной затихла. Иногда на нас кричали, но мы всегда старались нормально вести диалог, разговаривать и объяснять нашу позицию. Теперь с их администраторами отношения наладились, один из них даже с Марийкой за руку поздоровался, это вообще был прорыв. Плюс сыграло роль время года — людей на улице, тусовавшихся у ДК, которые их так напрягали, в холодный сезон стало меньше.

Есть площадка, нет идей

 — Как изменилась Москва и люди за то время, что существуют ваши проекты — от  “Делай Сам/Сама” до ДК в его нынешнем виде?

Даша: Кажется, мы недавно об этом рассуждали.  На мой взгляд, у людей стало меньше идей. Мы работаем как? У человека есть идея, он хочет ее реализовать, а мы бесплатно предоставляем место — для самых разных инициатив. И заявок, которые действительно отвечают этому простому требованию, — наличию идейной составляющей — стало гораздо меньше. Ощущение, что у людей уже нет столько энтузиазма. Все просто живут сегодняшним днем, общаются между собой, но желания что-то изменить, активности стало гораздо меньше. Еще до бара, когда мы делали различные активистские проекты, для нас было просто огромной сложностью найти площадку. Была бы площадка, а идей хватало. Сейчас такого не наблюдается, такая стагнация, что ли. Наверное, люди разочарованы, видя, как они пытаются что-то сделать, но ничего глобально не меняется. Все в состоянии ожидания, что ли. Люди как будто ждут импульса извне.

— А какого рода инициатив, проектов вы ждете от людей? Перформансы? Музыкальные концерты?

Марийка: Мы не музыкальный клуб. У нас музыкальная составляющая не является приоритетной. Мы площадка, которая на своей основе собирает различные альтернативные практики в сфере культуры. Культура — это не только музыка, живопись или какие-то еще практики. Это и культура общения, культура организации событий, культура ставить бутылки в контейнер, потому что мы их сдаем на переработку, это вообще активное участие в жизни общества, когда тебе не все равно не только на себя, но и на людей вокруг. Понятно, что, если мы открылись в формате бара, то нас воспринимают как место с вечеринками, где люди просто танцуют. Такие вечеринки у нас, конечно, проходят, но при этом обязательно должна быть какая-то концептуальная составляющая, поддержка какой-то общественной темы.

Все в состоянии ожидания, что ли. Люди как будто ждут импульса извне.

Даша: Это может быть событие проекта, подразумевающее встречу со своей аудиторией. Например, подкаста.

Марийка: Ну да, радио-подкаст, или не знаю, мерч они делают протестный.

Даша: Из недавнего мне на ум приходит презентация подкаста “НОРМ”. Две журналистки, бывшие коллеги, запустили подкаст об изменениях, происходящих в современном обществе. У нас они делали свое первое офлайн-событие — “живой” подкаст о дружбе, позвали свою аудиторию.  Обсуждались разные темы, диджеи играли, люди общались. Еще из интересного — архитектурное кино. Архитекторы запустили свой независимый проект: находят фильмы об архитектуре, показывают их и потом обсуждают с аудиторией.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Делай Культуру / ДК (@delaikulturu)


— По каким принципам отбираете заявки от оргов? Кому отказываете?

Даша: Главное, чтобы у события была идея,  концептуальная составляющая. Это первый критерий. Второй критерий — событие никого не исключает, не дискриминирует. Если мы видим что-то такое в заявке, в личном общении, то отказываем. Третье – ответственный подход к организации. Организатор берет на себя всю подготовку. Наше участие — только в предоставлении места и публикации анонса в своих соцсетях. И такой еще очевидный критерий – уважительное отношение к нам, этому пространству.  При этом у нас нет цензуры, мы никак не ограничиваем круг тем. Нам подходит любой, самый неожиданный формат. Главное, чтобы он вписался в жизнь бара и в наши 80 квадратных метров.

— Бывает ли, что организаторы мероприятий разочаровывают? Давайте вспомним пару трешовых историй, случившихся здесь.

Марийка: Это грустная тема, зачем оно вам нужно? Это неприятно, противно, ты потом от этого отходишь. Когда при всем честном народе вас посылают на х*й и говорят, что наше заведение хуже некуда. Это неприятно слышать, а такие персонажи встречаются очень часто. Бывают организаторы событий, которые позволяют себе обдолбаться наркотой и приходить сюда устраивать ад. И в моменте, когда их по-хорошему пытаешься остановить, они во всеуслышание посылают тебя и фееричным образом удаляются.

Когда мы попросили закончить событие раньше времени, один из выступающих взял микрофон и сказал “Ваш бар — говно”.

Даша: Однажды все пришли со своим алкоголем. Мы просили организатора передать участникам и выступающим просьбу не пить свой алкоголь. Он не понимал, спрашивал: “Почему?”. И когда мы попросили закончить событие раньше времени, один из выступающих взял микрофон и сказал “Ваш бар — говно”. При слове “треш” такое вспоминается.

Марийка: Нет, есть очень много и хороших событий. Если бы не было, мы бы всем этим не занимались. Полистайте наш фейсбук, они все по-своему хорошие. Мне понравился наш Новый год, это действительно получилось классно, все было душевно и хорошо, несмотря даже на одного из гостей — Вована, который сломал шлагбаум. Нам пришлось платить за него штраф, и даже этот факт не испортил настроение.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Делай Культуру / ДК (@delaikulturu)


Кто ходит в ДК

— Что можно сказать о здешней публике? Кто к вам приходит? Чем эти люди живут, чем вдохновляются?

Марийка: Мы публику не определяем никак, она максимально широкая. Я не могу ответить, может быть, Даша сможет. Я просто за людей не буду говорить, чем они вдохновляются.

Даша: Я могу судить только по тем людям, с кем я знакома. Род их деятельности… мне кажется, он не говорит о чем-то. Это могут быть дизайнеры, администраторы, музыканты, архитекторы, художники, люди, которые работают в общественных или благотворительных организациях. Но могут быть и совсем другие люди. Видимо, их должны объединять ценности ДК.

— А менялась аудитория с переездами из района в район? В “Правду”, “Хлебозавод”, в Милютинский переулок ходят одни и те же люди?

Марийка: Нет, аудитория сильно менялась. На «Правде» это было самодельное культурное пространство, без кухни, без бара, без всего. Мы работали в определенном формате, как независимая культурная площадка. На “Хлебозаводе” был тот же самый формат, но уже другое месторасположение, более попсовое, и аудитория была соответствующей. Здесь уже бар. Многие, кто сюда приходят, вообще не знали про нас, про наши другие попытки. То, что мы называемся “Делай Культуру” с 2017-ого, очень мало кто знает. И, когда здесь открылся ДК, все подумали: “почему одинаково назвали?”.

А случайных людей тут почти нет.

В основном сарафанное радио работает, ну или тусовка мест типа “Культура”, “Сосна и Липа”, вот они ходят из бара в бар, которые им более-менее напоминают Берлин. 

Даша: Мы же находимся даже не в самом Милютинском переулке, у нас вход со двора, нужно прям знать, чтобы прийти сюда. У нас нет вывески с улицы, поэтому все, кто здесь оказались, – оказались здесь не случайно.

Марийка: В основном сарафанное радио работает, ну или тусовка мест типа “Культура”, “Сосна и Липа”, вот они ходят из бара в бар, которые им более-менее напоминают Берлин. Либо им здесь просто нравится, потому что у нас можно со всеми барменами поболтать, все добрые, хорошие, интересные. Ребята, которые здесь работают, мотивированы не зарплатой, а самой идеей пространства. У них самих куча разных идей, проектов, некоторые они делают на базе ДК. Наши ребята – самые инициативные.

Слышал, что раньше часто менялся персонал ДК — повара, бармены часто уходили, приходили новые…

Марийка: С октября устоялась ситуация. Ну, меняются иногда, приходят новые. Повара найти — самое сложное. Сейчас не худшая ситуация. Можно даже сказать, самая лучшая за все время. Раньше все плохо было: ребята приходили, кидали, уходили или неадекватно общались. В общем, сложно найти команду, которая реально тебя поддержит.

Даша: Сейчас реально удачно сложилось, большая часть людей из команды еще на себя что-то берет помимо работы бара. Один из наших барменов Артем ездит в магазин на закупки, занимается техническим оснащением. Аксинья, наша бариста, помимо кофе занимается соцсетями и заявками на мероприятия.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

@akstiza проявила плёнку 🎞Так и живём — сплошной #дкданс. #делайкультуру #delaikulturu

Публикация от Делай Культуру / ДК (@delaikulturu)

Деньги, мусор и все такое

— Известно, что вы сортируете отходы бара. Насколько сложно организовать этот процесс в современной Москве? Причем так, чтобы все действительно  вывозилось раздельно.

Даша: Достаточно сложно. Мы работаем с компанией «Сфера экологии». Знаем их давно, небольшая частная фирма. Они реально разделяют отходы, вывозят их на переработку. Они поставили нам контейнер для раздельно собранных отходов. Мы пытались и с крупными компаниями связаться, но никто не мог гарантировать, что отходы дойдут до переработки. Дальше нужно было придумать, как это организовать внутри ДК. С одной стороны, мы сами собираем мусор на кухне и за баром — стекло, пластик, макулатура. С другой стороны, мы бы хотели, чтобы посетители тоже это делали. В какой-то момент наши архитекторы предложили идею: поставить пластиковые контейнеры, на вечеринке выставлять их на улицу, повесить плакаты «сдай стеклотару». И мы постоянно просили народ не выбрасывать бутылки в урну, а ставили бутылки в контейнеры. И постепенно все вроде бы начали это делать. Объем стекла достаточно большой, в месяц мы более 100 кг сдаем. Можно, конечно, что-то получать со сдачи этого стекла, но нужно оформлять кучу документов, никак все не успеваем, в итоге мы за это только сами платим. И пока мы не встречали баров с подобной системой. Наладить это сложно, но при желании возможно.

— Дороже вывозить мусор раздельно?

Даша:

Да, у нас два контейнера получается, два договора. Выходит, что мы больше тратим денег — осознанно (смеется).

— Кстати, о деньгах. Получается ли выходить в плюс? Полгода назад вы говорили, что для этого нужно от 800 тыс. ежемесячно.

Даша: В общем, нет. У нас, как и раньше, больше расходов, чем доходов. Но минус сокращается, положительная динамика есть. Цифры какие-то назвать?

— Если можно.

Марийка: Я цифры не знаю.

Даша: Я знаю, но это особо ни о чем не скажет. Просто пока расходов больше чем доходов, но немного в лучшую сторону ситуация меняется. Мы не были предпринимателями и сейчас ими не являемся. Все это — такой вот большой эксперимент. Если у нас будет достаточное количество гостей, которые обеспечат нам поддержку, приходя сюда, значит, мы сможем выжить и работать. Если нет, значит, так тому и быть. У нас всегда были активистские проекты, просто никогда не стояло цели их как-то окупить. И вот бар стал как раз таким вызовом: не просто сделать проект, а сделать так, чтобы он приносил деньги. Это очень, очень сложно, но мы учимся.

Бар стал вызовом: не просто создать проект, а сделать так, чтобы он приносил деньги. 

— А вот если оставить за скобками всю нестабильность, каким вы видите будущее бара при благополучном раскладе? Может, есть планы по расширению?

Даша: Помимо выхода на самоокупаемость, хотим запустить микрофонд и поддерживать культурные инициативы. Такие микрогранты для проектов, чтобы мы могли людям не только предоставлять площадку, но и финансово их поддерживать. Была еще идея одного летнего поп-ап-проекта, она в стадии проработки. Но пока все планы откладываются, потому что мы все время работаем над каждодневной задачей: чтобы у нас было чем платить в следующем месяце за аренду. Придумываем, что еще внести в меню, какой свой контент мы можем произвести.

“У нас нет референсов”. Об источниках вдохновения и офисной работе

— Есть ли заведения, которые вас вдохновляли в процессе создания ДК? В Москве или, может быть, в других городах?

Марийка: Все, что мы придумываем, мы придумываем самостоятельно, исходя из жизни, из практики, из того, что мы видим, из нашего прошлого опыта. Нет никаких референсов. Некоторые приходят и говорят: «О, это как Берлин» или «О, это как Питер». Но нет, это Москва, это ДК в Москве, это то, что мы делаем, руководствуясь тем, в каком мы городе и как мы хотим жить.

— Кстати, как вообще сложилось сотрудничество между вами?

Марийка: Мы встретились в рамках проекта “Делай Сам”. Даша там рубилась по поводу Делай Саммитов уже много лет (неформальные конференции о городских инициативах — «Пассажир»)). Я присоединилась позже, во время “Делай Фильма”, работала на урбанистическом форуме и позвала ребят делать часть фестиваля. Потом нас уволили с наших работ из-за нашей активистской деятельности. Устраиваться на новую работу было неохота. Начали что-то придумывать, и с тех пошло. Это как раз случилось в  2014-м году, когда начался какой-то консервативный поворот в общественной жизни. Когда все позакрывалось — куча медиа, площадок —  когда пропала возможность работать с правительством Москвы. Число мест, куда мы могли бы пойти работать и реализовывать наши амбициозные, наивные в чем-то планы, просто сокращалось. Соответственно, если некуда идти, надо что-то свое создать.

— Но, насколько я понимаю, вы при этом не рассматривали вариант покинуть Москву, страну и поехать туда, где нет таких препятствий. Раз вы все еще здесь.

Марийка: Я постоянно рассматриваю этот вариант. Но препятствия — это все ерунда, потому что они будут везде и всегда, просто разные. Думаешь, что поедешь в тот же самый Берлин, и там тебе будет сказка? Нет, там будут другие сложности. Это известно и понятно. Я вот, например, уезжала в Киев, и там было классно, интересно. Я полгода там жила, делала интересные проекты, но там свои сложности. Но я все время думаю, чтобы поехать… Но это либо когда у ДК все будет хорошо и надо будет заняться чем-то еще, либо когда ДК все-таки не выживет и, опять же, нужно будет заняться чем-то другим. Здесь все зависит от того, какие у вас жизненные принципы. Наши жизненные принципы достаточно сложны, нас очень много людей не понимают.

— А что это были за прежние работы, с которых вас уволили?

Марийка: Мне с работой всегда не очень везло. Не, ну как, мне везло, но офисная работа быстро надоедала. Когда ты просто сидишь, тратишь время, тебе ничего не разрешают… какой смысл тогда? Я просто впадаю в депрессию в таком состоянии. Последний раз я на урбанистическом форуме работала, в 12-ом, 13-ом и 14-ом годах. Ну и все, после этого я уже какие-то свои проекты придумывала, либо меня куда-то звали участвовать.

Просто не нашли другой работы и открыли бар. Серьезно. Даже не искали.

Даша: Из последних мест — я  работала в государственной организации с длинным названием “Московское агентство по развитию территорий средствами культуры”. Еще в “Московских новостях”, городской газете, занималась организацией офлайн-событий. В “МН” почти все устраивало. Было ощущение, что я каким-то образом влияю на жизнь города. Мы делали реально классное успешное медиа, которое рассказывали правдивые интересные истории про людей, что-то делающих в Москве и для Москвы. Когда меня позвали в “Агентство развития территорий”, показалось, что там гораздо больше перспектив, что я смогу реализовать себя. Но оказалось, что это очень рутинная работа, и от тебя ничего не зависит. Первое время работала с обращениями жителей. Думала: круто, наконец-то можно поработать с обращениями. Люди предложили в каком-то полузаброшенном доме в районе Можайского шоссе, если не ошибаюсь, открыть культурный центр, даже не денег просят, а хотят узнать какие-то механизмы — что им сделать, куда написать. В составлении ответа приняли участие, наверное, человек сто по всему Департаменту культуры, и от того, что я предлагала, ничего не осталось в финальной версии ответа. Все кончилось плачевно — меня уволили, даже не сказав мне об этом, пока я сама не спросила, а что такое? Такая история.

Марийка: Просто не нашли другой работы и открыли бар. Серьезно. Даже не искали. Я не искала.

Как открыть свой бар: инструкция (нет)

— Что вы порекомендуете тем, кто хочет бросить свою обломную офисную работу и открыть андеграундный бар? Первые несколько шагов. Скажем, не зассать, отложить денег…

Марийка: Так не работает. У каждого своя история. Надо понимать, зачем ты делаешь, для чего, когда, почему. А не просто так — мне надоело, и сейчас я здесь… То, чем мы занимаемся — это очень-очень сложно. Здесь та же рутина, но добавляется куча рисков, просто куча. Здесь добавляется полная нестабильность, потому что ты не знаешь, что будет с тобой завтра, а завтра может быть что угодно. Проще открыть какую-то, наверное, кофейню. Хотя с теми, кто их открывает, тоже нужно поговорить. Везде свои сложности, у каждого своя история.

Даша: Мне тоже сложно универсальный совет дать. Это риск очень большой, ты не всегда можешь позволить себе рисковать. Найти новую работу — совершенно нормальный выбор. Все зависит от личной ситуации. У нас все так совпало, что мы на тот момент вообще ничем другим не хотели заниматься.  

Марийка: Я, например, предоставлена сама себе. Что хочу, то и делаю. У меня даже дома нет, где жить. Я меняю места для жизни раз в две недели. Это тяжело. Ты должен сократить свою жизнь до одного чемодана и счастливо переезжать. Если ты к такому комфорту не очень готов… Ну, а что делать? Можно искать работу. Но работать в офисе я не буду, лучше переезжать раз в две недели. Я работала в офисе. Ты недоволен, но все равно сидишь с 11-ти утра до 11-ти вечера, получаешь не очень большую зарплату — в зависимости, конечно, от должности. А потом ты просто тратишь эти деньги на собственную реабилитацию. Хотя здесь мы тоже тратим деньги на собственную реабилитацию, потому что много стресса. Куча была разных неприятных историй, подстав от людей. Поэтому тоже не уверена, что это нормальная история. Но я это делаю.

— Даша, а ваш образ жизни как изменился?

Даша: В ДК логичнее бывать вечером — приходят люди, мы общаемся. Бывает, что проекты рождаются за барной стойкой. Поэтому у меня график перевернулся с ног на голову. Я хожу на тренировки, танцы, и, если раньше я делала это вечером, то теперь утром. Люди, с которыми меня что-то связывает, хорошие знакомые, с которыми мы делаем совместные проекты, уже не назначают встречи где-либо, а просто приходят сюда. Бар стал точкой всех встреч за то время, что он у нас есть, и помогает сохранять отношения со многими людьми.

— Есть ли свободное от ДК время? Удается заниматься чем-то еще?

Даша: Я занимаюсь танцами, pole-дансом, хожу на тренировки два-три раза в неделю. Очень люблю спорт. Когда тренируешься в зале, катаешься на сноуборде или на серфе, физически не можешь ни о чем больше думать, меня это лучше всего переключает. Летом классно было, я бегала. После сложного дня в ДК, могла одна пойти на пробежку. Доехать на такси на другой конец Измайловского бульвара и пробежать его бульвар. Бежишь и ни о чем не думаешь. Часто провожу время с мужем, мамой и сестрой.

— А что вообще приносит радость в управлении баром? При всех трудностях.

Даша: Конечно, хорошее есть. Иногда уезжаешь в поездки на несколько дней, или надо из дома поработать сосредоточенно поработать одной, и начинаешь скучать по ДК. Ребята, которые тут работают, пишут нам тоже самое. Общение с командой очень нравится, оно конструктивное, приятное. Такой команды у меня давно не было. Я взвешивала все риски, на которые идешь, сравнивала с предыдущими работами, и поняла, что мне очень приятно здесь находиться и общаться с людьми.

Марийка: Мы же не мазохисты, не будем заставлять себя делать то, от чего нам плохо.

Даша: Мы сами периодически работаем за барной стойкой. Это вписывается и в нашу жизненную философию, да и просто мне нравится. Это не каждый день происходит, обычно в пятницу и субботу, когда много людей. Наливать пиво, ставить пиво в холодильник. Мне реально нравится.

Марийка: Мыть пол тоже ничего. Посуду тоже хорошо.

Даша: Стаканы, да. Успокаивает.

Поделиться:
Другие тексты автора Егор Попеев

Дистро-шоп «Кирпич». Одежда, атрибутика и книги по панку

В культурной столице матушки Руси недалеко от центра на Лиговском проспекте есть...
Подробнее...