Свобода внутри. Азиатские хроники Вильмы. Часть 1: прежде, чем взять билет в один конец

Иллюстрации Юлии Шворниковой

Вот уже больше года наша безбашенная подруга Вильма катается по Азии. Ее дреды были замечены в Мумбаи, Ришикеше и Ченнаи. Ее громкий смех слышали в Гокарне, Варанаси и Бангкоке. Мыслями и эмоциями, которые накопились по ходу, Вильма согласилась делиться с “Пассажиром”. Без купюр, цензуры и ложной скромности, откровенно и по-честному. Каково это – бросить все и пуститься вперед? Об этом – первый выпуск азиатских хроник. Слово автору.

Как девочка в Азию собиралась

Жить надо с рок-н-роллом

Жила-была девочка. Первые семнадцать лет ее жизни прошли в небольшом провинциальном городке. Выросшая в интеллигентной семье, она точно знала, что после 11-го класса надо поступить в университет.  Мелькнувшая пару раз мысль “а если не получится” вызвала неприятный холодок внутри, так что больше девочка к ней не возвращалась. А вместо этого приняла свое первое “осознанное и взрослое” решение и стала студенткой московского вуза. По какой-то инженерной специальности, не до конца понятной ей самой. И почти так же, не заморачиваясь, спустя пару лет девочка решила больше не возвращаться в институт. Почему? Доводы можно было сформулировать кратко: “Какой смысл тратить самые сумасшедшие годы молодости на абсолютно неинтересную на сей момент специальность?!”

И девочка упорхнула из университета. Упорхнула в мир – большой и почти неизведанный. Его горизонты манили и звали со всех сторон. Перед глазами маячили картинки – порой они медленно плыли, а иной раз неслись аки безумный вихрь.

Однажды путь девочки сделал крутой поворот. Такие на дорогах в народе называют “тещин язык”. Тогда ей повстречался серьезный и взрослый человек с чертятами в глазах, который сказал “жить надо с рок-н-роллом и драйвом” и предложил направить таланты и энергию юного создания в работе на серьезную компанию. И девочка оказалась на руководящей и перспективной должности. Затянуло всерьез и на несколько лет. Отпуск два раза в год, больничный, кабинет, пластиковые карточки для отмечания прихода-ухода, совещания… Но она все равно продолжала играть: собрала в своем отделе замечательных ребят, на ее голове никто не мог потушить оранжевый цвет, а на ноги все так же натягивала кеды. Наконец, настал момент выбирать: присягать на верность добропорядочной жизни или… Девочка бахнула для смелости вина (компания, в которой она трудилась, была алкогольной, а, значит, сам черт велел) и укатила в Питер автостопом. В рюкзаке лежала книжка с не интересным названием «трудовая», которая в ту ночь на трассе сильно промокла, но с тех пор так и не пригодилась.

Зовущие образы

Дальше было так: девочка загадывала себе образы, а потом наблюдала, как заковыристо они с Вселенной идут к их воплощению. Образы были замешаны на мыслях, фильмах, книгах, песнях и историях. Тропа не всегда была легкой и веселой, но обязательно – интересной!

«Лето — это маленькая жизнь!» – восклицала девочка и уносилась бродить с бутылкой вина по улочкам Стамбула, купаться в Байкале и пить порто на берегу Атлантического океана. Раскуривать правильный джойнт в Амстердаме или охреневать от грузинской чачи. Автостопом, поездами, самолетами и автобусами исколесила она немалую часть России. Пару раз устраивала Евротрипы. Наведывалась в сторону южных земель.

Каждый раз девочка неизменно возвращалась назад, в волшебный Питер. Но проходило время, и начинало зудеть. Раз познав кайф от путешествия, от избытка впечатлений, эмоций, от стремительного расширения границ в голове, – остановиться невозможно. Хочется еще и еще, употребляешь в любых дозах и не всегда хорошего качества.

Августовская ночь. Мы валяемся на камнях под звездами. Поблизости плещется Черное море.

– Тебе точно надо в Индию!

– Я давно туда собираюсь.

– Это невероятная страна по силе, ты ей пропитываешься! Как и здесь, на Утрише, там есть что-то притягивающее и мощное.

Пару часов назад я подошла стрельнуть сигаретку к чуваку, слушающему музыку на пляже Третьей лагуны. Свой табачок я забыла в лагере и возвращаться было в лом. И вот Саша рассказывает мне о далеких и манящих азиатских странах. Я слушаю его истории, а в голове еще свежи строчки «Шантарама», дочитанного пару месяцев назад. Каждая страница этой книги наполняла меня умопомрачительными эмоциями! Индия, улочки Мумбаи и люди, живущие совсем иначе, чем мы… Я действительно уже несколько лет подряд размышляю о том, что пора туда. Да и знакомые, возвращаясь из Индии, все как один выдают нечто среднее между ах и ох и чуть не лишаются сознания, когда разговор заходит о впечатлениях.

Ближе к рассвету шепотом влетаю в лагерь и бегу к дремлющей в гамаке Светлой:

– К зиме я еду в Индию! Вот просто осознала, что сделаю это.

– Правильно… все приходит, когда ты готова… – отвечает она сквозь дрему и засыпает обратно.

Следующий месяц пронесся вихрем, оставив за собой череду ярких картинок: страна души Абхазия с чистыми и мощными эмоциями, релаксация в окружении семьи и затягивающее предавание пороком в столице нашей необъятной. И вот я снова в любимом Питере. Внутри уже четко сформировалось понимание: нужно устроиться на работу, за пару месяцев заработать как можно больше, потом брать билет в один конец и… В Индию, куда так стремится душа, или в Таиланд, откуда пишет старая подруга и зовет к себе. На выбор – полное погружение и неопределенность либо чудесный остров и компания близкого человека. И впервые в жизни, помимо прочего, я решаю, что хочу пойти в это путешествие одна. Раньше рядом всегда кто-то был – вместе с другом веселей и безопасней. Но чудеса лучше притягиваются, когда ты один. Недолюбливают они толкучку.

Я встаю за барную стойку на новой работе почти каждую ночь, периодически гуляю по улочкам и набережным с друзьями и бутылкой вина. Смеюсь, еду в Таллин и Москву, откатываю финскую визу, а внутри просто ЗНАЮ.

Пора лететь

Вдруг выясняется, что уже декабрь. На этот месяц запланирован отъезд, но я еще не готова – влилась в работу, не достаточно денег и дел целая куча. Вроде бы мне хочется разделаться со всем и ехать с легкой душой, без лишнего груза, но в действительности внутри начинает появляться и укореняться страх – страх перед неизвестностью.

А тем временем, утришский Саша пишет, что уже на Гоа и давай, приезжай! Василина маячит с КоПангана – дескать, сезон начался. Надо решаться. Составляю в голове план действий: с 30 на 31 декабря — последняя рабочая ночь; ммм, НовыйГод; встречи с друзьями и максимальное избавление от всего имеющегося имущества…и поезд в Москву. Выдохнуть, перезагрузиться и, наконец, решить, куда лететь. Я знаю, что в нужный момент ответ так или иначе придет…

Неожиданно обнаруживаю себя за изучением графика работы в новогодние праздники индийского посольства в Москве. Вот и подходит решение, нарастает вероятность, что все-таки билет будет до Мумбаи!

Последние суматошные деньки. Знаете, для чего нужны друзья? Дабы в важный момент жизни прийти тебя пинать. Спасибо! Камрады нарисовываются аж за 2 дня до моего отъезда в столицу. Билета, конечно, еще нет – ведь в праздники все поезда Питер-Москва переполнены. (Я могу участвовать в соревнованиях на самого неподготовленного путешественника. Точно составлю достойную конкуренцию соперникам.) И я просто жду, что вдруг появится это единственное место на вечер четвертого января и я успею его купить.

А ребята являются не с пустыми руками. Мы разбавляем джин тоником, чокаемся шотами, выбегаем на лестницу покурить с бокалами вина. Есть среди моих друзей и “ответственные”. Они пинают к завалам имущества, помогают оторвать от сердца «вот этот самый любимый шарфик, жить без которой я не смогу»… Та ночь была похожа на безумные, сменяющие друг друга, танцы! В ритме регги мы лепили плюшки и радовались воспоминаниям. Под звуки джаза усаживались на подоконник и, выдыхая сигаретный дым, делились приключившемся в последние дни-недели. Словно разгоряченные страстным танго обнимались и с весёлой грустью начинали осознавать, что неизвестно когда наши пути пересекутся в следующий раз….

Утро отъезда. Пока не из России, а из города на Неве. Когда я вновь улыбнусь твоим мостовым? Невозможно из себя изгнать сентиментальность! Каждый раз, когда провожаю глазами перрон или чувствую, как шасси отрываются от земли, внутри что-то замирает, а взгляд расфокусировано застывает в неопределенной точке. Но впереди целый день до отправления поезда, наполненный кучей самых-срочных-важных дел.

– Всего все равно не переделаешь, а что-то попросту забудешь. Расслабься! – я беру трубку, которую протягивает подруга.

– Я как-то путешествовала по Индии месяц, в Гоа даже не заезжали, более аутеничные места посещали. Так вот, там дикая антисанитария и грязь кругом! – заявляет она, убегая в комнату и, вернувшись, вручает антисептик для рук.

Питер – Москва – Дели

Люблю поезда, потому что в них можно все время спать! Я открываю глаза, когда состав начинает тормозить у перрона Ленинградского вокзала. Обнимаю встречающую меня Маришку, кидаю у нее дома рюкзак и несусь подавать документы на визу, улыбаясь всем индусам и немногим посетителям. Внутри светло, я уже начала свое путешествие!

В своем воображении я рисовала, что после этого недельку-другую проведу в деревне, за это время куплю билет и друзья меня отвезут в аэропорт, где я им вручу все теплые вещи и, смахнув слезу во время прощальных объятий, улечу. По сути так и вышло. Вот только я не учитывала волнений, переживаний, еще полноправно бродящих мыслей «на хрена оно вообще все это надо? У меня тут есть близкие люди, любимое дело и много чего еще, куда я собралась?»

Но были и сказочные ужины с душевными разговорами и прекрасным вином. А часть ночи перед вылетом мы потратили катаясь на ватрушке, привязанной к машине, по свежевыпавшему снегу, вылетая на поворотах в сугробы и зарываясь в них с макушкой.

Утро отправления неминуемо настало. Парочка водников не помогли, истеричка внутри разрывалась от воплей, меня потряхивало и подташнивало. К тому же при регистрации ждал сюрприз – “мои” Катарские авиалинии запросили обратный билет из Индии, которого у меня, конечно же, не было. Ни у кого вокруг не требовали, а я им чем-то не приглянулась! Пришлось бежать в интернет-кафе и оформлять-распечатывать фейковый.

Запихиваю ноги в красные кеды, складываю куртку и ботинки в большой пакет.

Держите, чуваки. А я полетела!