Суровый хардкор берлинских улиц, или что такое стриткор. Интервью с группой Toxpack

Привет, дорогой лысый или патлатый любитель тяжеляка! Специально для тебя мы публикуем интервью с берлинскими стриткорщиками Toxpack, поводом для которого стал выход их нового альбома (31 марта обведи в календаре). Что? Ты никогда не слышал про стиль «streetcore»? Тогда сделай звук погромче, смотри клипы, читай наш материал и врубайся. Отметим, что вокалист группы Шулле сам обратился к нашему спецкору Длинному с предложением сделать сюжет для российских поклонников группы.

Toxpack появились на заре 2000-х, анонсировав себя, как «стриткор, сделанный в Берлине» —  так они и стали родоначальниками этого стиля. Будучи своими пацанами в Кройцберге, группа подписалась на Bad Dog records – домашний лэйбл Сore Tex Records. Звучание Toxpack находится на стыке панка, хардкора и метала, с влиянием Oi! и хард-рока. Об уровне банды свидетельствует список групп, чьи музыканты в разные годы участвовали записях в качестве гостей: «Agnostic Front», «The Business», «ProPain», «Discipline», «Sheer Terror», «Bohse Onkelz», «Mad Sin», «The Last Resort». Стоит упомянуть, что пару лет назад Toxpack должны были впервые сыграть шоу в России, но в тот раз ситуация сложилась не лучшим образом – вокалист тяжело заболел, и группа отменила гастроли. Искренне надеемся, что команда еще задаст жару на пост-советском пространстве, ну а пока ждем грядущего релиза и представляем интервью с Шулле из Toxpack.

Ваш прошлый приезд в Россию сорвался из-за твоих проблем со здоровьем. Сейчас все в норме? Когда ждать теперь?

– Да, тогда меня мучал коксит. Почти год лечил. Сейчас уже все хорошо, спасибо. Досадно, что так получилось, но мы попробуем в будущем выйти на ваших промоутеров и все же сыграть в России.

Как ты думаешь, ограничивает ли вашу популярность среди англоговорящих поклонников тот факт, что все ваше творчество исключительно на немецком языке? Есть ли заинтересованность публики в США или Англии в ваших больших гастролях?

– Ну вообще мне удобнее всего излагать свои чувства и эмоции на родном немецком. Что вполне логично, согласись? Возможно, это слегка отстраняет нас от масштабных туров по всему миру, но подстраиваться под конъюнктуру я не собираюсь. Ну и пример того же Rammstein показывает, что и поющая на немецком группа может произвести фурор в любой стране. Да и не приходится нам жаловаться на отсутствие гастролей: мы выступали в Англии, Франции, Испании, Италии и т.д. Кто знает, может быть когда-нибудь мы станем суперпопулярны в России, и нам придется записывать песню на русском.

В чем главное отличие нового альбома от предыдущих работ? Какие темы затрагиваются? Твоя любимая песня на альбоме? Какими композициями ты гордишься больше всего как автор и исполнитель?

– Ну с нашими первыми альбомами различия сложно найти. А вот с «Friss!» легко. По сравнению с ним «Schall & Rausch» получился мощнее и сырее. Мы вернулись к нашей фирменной тяжести, к привычному панк-року вперемешку с хардкором и металлом. Что всем и нравится в Toxpack! По лирике альбом получился достаточно откровенным. Зависть и ложь, дружба, несбывшаяся любовь, деньги, война, религия, коммерциализация и критика, вера в будущее, страсть к приключениям – вот основные темы альбома.

Знаешь, всегда сложно определить любимую композицию. Ведь они все для нас как дети. Но раз вопрос поставлен так, то пусть будут «Kommerz», «Willkommen im Klub», «Auf alte Tage», «Bis zum letzten Ton», «Die letzten die sich dagegen stellen», «Reden, Lästern, Lügen», «In Trümmern» и «Alles auf Anfang». Ну а своей записью я доволен, потому что все песни идеально подходят для моей подачи. Мне не нужно было подстраиваться ни подо что. Спел, как умею и люблю.

Вы недавно сменили лейбл. Теперь на австрийском Napalm Records. Каково это, ощущать себя частичкой такой солидной конторы?

– Сразу скажу, что на нашем предыдущем лейбле «Better Than Hell» нас все устраивало. Ну и как что-то может не устраивать, если это лейбл наших корешей из Betontod?! Но когда на нас вышли ребята из Napalm Records мы были на седьмом небе от счастья. Даже «Better Than Hell» нас поняли и отпустили к сим гигантам рекорд-индустрии. С такой поддержкой многие двери теперь нам открыты. А сколько артистов андеграунд и метал сцен теперь наши коллеги по лейблу?! В общем, это круто быть под крылом такой семьи.

Помню, пару лет назад ты рассказывал, что пишется книга про Toxpack. Каков прогресс? Как выйдет, издадим ее на русском, тут у нас сейчас популярно переводить панк-рок книги.

– Честно говоря, из-за релиза альбома мы отложили это дело в долгий ящик. У нас есть так называемая «рыба», но для полноценной книги пока ее недостаточно. Надо бы освежить в памяти и дописать побольше всяких историй и тогда мы с радостью примем твое предложение об издании книги на русском языке.

Каковы планы у группы после выпуска нового альбома? Может и на 2018 год что-то запланировано уже?

– В апреле-мае мы прокатимся с презентацией «Schall & Rausch», летом обязательно отыграем на некоторых опэн-эйрах, а в сентябре-октябре стартует вторая часть тура. Как обычно в декабре состоится наш традиционный новогодний концерт «Heimspiel» в Берлине. Сложно загадывать на будущий год, может быть что-то и выгорит.

Насколько важно для тебя выпускать собственные релизы на физических носителя? Или мп3 лучше справляется с распространением музыки?

– Эра дисков сейчас в упадке, зато винилы вновь популярны. Все циклично. Лично для меня очень важно подержать альбом в руках, восхититься красивой вкладкой, почитать тексты, поразглядывать фотографии. Но рынок электронной музыки со своей долей в 25-30 процентов тоже очень важен. Особенно для тех стран, где наша продукция не продается на прилавках музыкальных магазинов.

Ты уже столько лет варишься на немецкой сцене, что, наверное, с легкостью можешь нам рассказать, как она менялась.

– О да, с начала девяностых я варюсь в этом котле! Только что почувствовал себя стареньким, ха-ха-ха. Сейчас сцена разрослась до огромных размеров, все смешалось в одно целое. Хардкор, панк-рок, Oi!, дойчрок и все остальные субкультуры. Как мне кажется, раньше все эти движухи существовали отдельно друг от друга и это придавало больше единения внутри каждой из них. Как и прежде, сейчас некоторые личности тащат на сцену политику, и из-за этого бывают проблемы. Вангую, что так будет всегда. В девяностые было больше драк на концертах, сейчас же все разборки ушли в интернет-пространство. И пока эти терки не затрагивают персонально меня, мою семью и друзей, мне пофигу на них.

Ну раз речь зашла про девяностые, расскажи, как панк-рок вошел в твою жизнь? Про первые посещенные концерты, про первые купленные пластинки.

– Субкультурой я заинтересовался в середине 80-х, еще во времена ГДР. Начал с хеви-метала и хард-рока. В 87-88-ом скорешился с панками и скинами из школы, которые и угостили меня кассетами с подборкой немецких и английских Oi!-punk групп. В начале девяностых я распрощался со своей шевелюрой и взошел на немецкую скинхед-сцену. Именно в 1992 году я организовал группу Bierpatrioten.

Первыми пластинками были Blitz, Infa Riot и The Exploited. Первым ska-oi! концертом стали Mad Monster Sound и Springtoifel. Ну и еще нельзя пройти мимо реюнион-концертов The Business и Cock Sparrer в 93-94-м. Шикарно было.

 

Как тебе живется в Германии сейчас? Доволен ли экономической ситуацией внутри страны, проблема беженцев не коснулась, криминалитет не свирепствует?

– Мне кажется, мы счастливчики, что живем в такой стране, как Германия! Конечно, у нас тоже существуют проблемы, но они должны решаться демократическим путем. К черту экстремизм. Я вырос на пост-ГДР территории и, поверь, я знаю, что такое отсутствие свободы волеизъявления и какие бывают последствия.

Сейчас почти каждая скинхед-группа поет о том, как важно быть самим собой и про собственный «way of life», но используют одни и те же стандартные слова и мысли. Или, скажем, некоторые музыканты, ставшие миллионерами, продолжают петь про проблемы на улицах. Ну то есть про то, к чему они уже не имеют прямого отношения. Что думаешь про такие клише?

– Это какие мэйнстримовые группы ты имеешь в виду? Если группа вышла с улиц, заработала деньги (неважно сколько), почему они должны перестать петь про проблемы улиц? Если ты не забываешь про свои корни, то ты просто становишься успешным, занимаясь любимым делом. Это самое главное. Остальное меня не колышет. Ну да, существуют «пластиковые» группы, ну и подумаешь. Пусть поют о чем угодно. Я слушаю только то, что мне по кайфу, а это в основном музыка из 80-х и 90-х. Не заостряюсь только на панкроке и Oi!, миксую с металом и хардкором.

Ну и куда же мы без блиц-опроса:

Любимые сериальчики?

– Ну вообще я не часто смотрю телек, но раньше нравился «The Fall Guy», американский сериал из восьмидесятых.

Самый крутой посещенный концерт?

– Определенно Kreator в 1990 в Восточном Берлине.

Три любимые альбома, не относящиеся к панк-року?

– AC/DC – Back in Black, Iron Maiden – Killers , Slayer – Reign in Blood

Первая сочиненная песня?

– Одноименная Toxpack с альбома Stadtgeflüster.

Dr. Martens или Converse?

– Зимой первые, летом кеды.

Döner или currywurst?

– Оба!

Сколько дисков и винилов в твоей домашней коллекции.

– Не считал, но жена говорит, что предостаточно.

Если бы у тебя была возможность дернуть пивка с музыкантами, оставившими свой след в твоей жизни, кто бы это был?

– Лемми Килмистер и Джеф Ханнеман (гитарист Slayer). Ну и, конечно же, Микки Фитц, мне его не хватает. RIP bro!

Напоследок хотел бы передать привет всем нашим фэнам в России! Надеюсь, что им понравится наш новый альбом и мы обязательно приедем с концертами! На здоровье!

Поделиться:
Текст:
Другие тексты автора Длинный

St. Pauli Eck: в гостях у тетушки Бригитты

Возможно, про этот атмосферный гамбургский барчик я никогда бы и не узнал,...
Подробнее...