Калькутта: от рая до ада без всяких пауз (ФОТО)

В Калькутте, самом восточном мегаполисе Индии, я провел восемь дней. Планировал погулять, сгонять на пару дней на Бенгальский залив (это километров 150 на юг) и снять материал для новой документалки “Пассажира” – о местном стрит-арте и граффити. Но не зря город называют культурной столицей Индии – этого самого арта здесь оказалось столько, что почти ни на что, кроме него, времени не хватило. Ну, или мне просто повезло с… эээ, как это называется? С фиксером? В общем, в первую же встречу с Сумантрой Мухерджи, известным калькуттским художником, с которым мы познакомились через фейсбук пару месяцев назад, мне было предложено столько героев для интервью и съемок, столько идей и локаций, что стало ясно: в этот приезд – никаких заливов и загулов. Только люди, встречи, съемки – и Калькутта. Я, впрочем, и не расстроился. Неделя была и долгой, и стремительной, и, конечно, на все, чего хотел, мне ее не хватило. Но кое-что успел.

Успел оценить бедность города – и ее сочетание с мощнейшей исторической и культурной основой. Вот в старой кофейне – знаменитом “Индиан кофе хаусе” – дымя сигаретами, обсуждают политику бородатые студенты в очках. Это днем, а ночью в переулках между старинными зданиями чуть ли не викторианской эпохи копошатся в мусоре крысы. Вот субботним вечером на открытии новой выставки беседуют местные художники. А тем временем бесчисленные бездомные укладываются спать на тротуарах, под большими старыми пальмами и алтарями индуистских богов. Огромные книжные развалы соседствуют с овощными лавками, устроенными прямо на проезжей части. А сразу за пределами невероятно ухоженных английских парков начинается привычный шум и хаос базарной индийской улицы.

  

Успел побывать на обоих берегах реки Хугли, которую тут называют Гангом и только Гангом (отчасти справедливо: Хугли – рукав Ганга, дельтой бегущего к Бенгальскому заливу). На восточном берегу – собственно Калькутта. На западном – город Ховра, который не то спутник Калькутты, не то ее сосед, не то вообще одно целое с Калькуттой. Но, если вы прибываете в Калькутту на поезде с запада, то окажетесь именно на вокзале Ховра. И останется лишь пересечь Ганг через знаменитый Ховра-бридж на автобусе или такси. Я приехал на этот вокзал субботним утром, сев в поезд в Варанаси накануне вечером. Как сказали позже местные, за ночь, проведенную в слипер-классе “Вибути экспресса”, я достоин медали – поезд, мол, славится извечной перегруженностью. Ну да, был такой момент… И там же, в Ховре, в трущобном районе я снимал видео про местных рэперов, из которых буквально плещется творческая энергия в виде постоянных фристайлов и битбокса – в любое время, в любом месте.

Успел порадоваться тому, что уличных приставал совсем не встретил. Вообще! Те, кто бывал в Индии, особенно в туристических местах, оценят. Никаких “визит май шоп” и “хащ-мариванна-опиум”. Полагаю, дело в том, что туристами город не избалован. Белых за восемь дней я тут встретил от силы человек 5. И, если с тобой все же заговаривают на улице, то лишь из искреннего интереса: “Привет! Откуда ты? Как тебе тут? Добро пожаловать в Калькутту!”.

Успел поочковать, гуляя по полупустым улицам ночью. Нет, никакой очевидной угрозы своей безопасности я не встретил. И вообще народ в Индии в целом не агрессивный. Но все же кто его знает? Пустые улицы… Одинокий белый парень, не знающий местного языка, еще и с камерой-зеркалкой в сумке (кстати, тут говорят не на хинди, а на бенгальском). Плюс куча бездомных собак. Опять же – на вид спокойных и миролюбивых, но кто их знает? Особенно ночью, среди пустых улиц, когда порой приходится пройти сквозь целую стайку особей из семи. Но удержаться и остаться дома не получалось – ночной город, как всегда, звал и манил. Как-то раз набрел вот так, гуляя ночью, на улицу с проститутками. В полночь молоденькие дамочки в сари с яркими макияжами приветливо мне кивали, пели свое “хэллоу”, а мутные типки откуда-то у меня из-под бока негромко спрашивали “гёл? ю вонт э гёл?”. Спасибо, не надо.

Успел оценить разнообразие и дешевизну уличной еды. Пельмешки момо и роллы с массой разных начинок, двоюродный брат плова бирьяни… Досыта наесться можно и за 30 рупий (27 рублей). Кстати, дешевая тут не только еда, а практически всё. Скажем, проезд в метро – 10-15 рупий, то есть примерно 9-13 российских рублей. Фотографировать там почему-то строго запрещено – как-то раз за снимок, сделанный на телефон, мне свистнул коп и попросил удалить фото. Я удалил, но потом, конечно, сделал еще парочку. Странный запрет (особенно если учесть, что метро – самая чистая часть города, тут буквально ни соринки – тут бы гордиться, но нет).

Калькутта еще появится на страницах “Пассажира” через несколько месяцев, когда будет завершена работа над документалкой. А пока что – спасибо за внимание!

Прокомментировать