По ту сторону автостопа. В поддержку бастующих дальнобойщиков

Забегая вперед: речь пойдет о ситуации в современной России. Несмотря на то, что я пишу это, сидя на острове в юго-восточной Азии.

Для многих из нас, собравшихся под крылом “Пассажира”, путешествия автостопом — не пустые слова. И, хотя на попутках кто только не ездит, для меня это нечто очень личное, очень близкое и “свое”. Уже который год дороги даруют мне открытия и опыт. Поэтому я не могу быть равнодушной к нашим товарищам, к тем, кто хоть и немного с другой стороны, но тоже разделяет нашу страсть к пути. Сколько раз мы, автостопщики, слышали от дальнобойщиков все эти сетования из серии — “воооот, вся жизнь лишь в дороге, в кабине…”. Но чуть позже всегда следует признание: “Оказываюсь дома, а через 3 дня (неделю, 2 недели) начинает свербить — нет, не могу все-таки на одном месте”. Да, уже который день я сопереживаю дальнобойщикам, тем, с кем мы делим пути по всему миру. И да, этот текст о них.

В какой-то момент все нити окружающей реальности сплелись так, что стало ясно: я — дитя дорог! Не помню свой первый раз. От слова вообще. Пыталась копаться в хранилищах своей памяти уже неоднократно. Однако с юно-подростковых лет в голове плавает картинка из какого-то фильма: по дороге идет парень с рюкзаком, поднимает большой палец навстречу проезжающей мимо фуре, та притормаживает, и парень легко запрыгивает в кузов. Дальше кадр в голове обрывается. Это было еще неосознанное восприятие, но запомнилось светлое ощущение, широкое, свободное!

Полагаю, что впервые я попробовала автостоп на дорогах регионального значения, оплетающих Южный Урал. Но  в кабине “самой настоящей” иноземного происхождения фуры я оказалась году в 2004-м. Я тогда пыталась получать высшее образование в Москве и подбила подружку по общаге отправиться в культурную столицу! Интернеты только появлялись и были лишь у избранных, телефоны радовали своей прочностью, черно-белостью и намеком на разнообразие в виде оранжевой либо синей подсветки. Я только устроилась на работу в известный столичный клуб Б2 официанткой. Таких, как я и подруга, в народе называли “неформалами”. Ездить автостопом было вполне в духе нашего мировоззрения и дополнительно радовало своей бесплатностью. Трасса М10 Москва-Питер стала точно первым разом для моей подруги и принесло кучу открытий для меня. Я увидела, что дороги федерального значения — совсем не то, что я видела ранее. Как провинциальный городок и миллионник.

Мы тогда поздно вечером приехали в Питер, прогулялись по его мостовым, пообщались с музыкантами в переходе на Гостинке, пока их не забрала милиция. И уже с утра отправились в обратный путь. И вот останавливается огромная фура, мы забираемся в ее тепло из промозглого октябрьского дня. Оказывается, нам по пути до самой Москвы! Очень быстро дружимся с водителем Игорем, и на следующей заправке подруга перебирается во вторую фуру, которую ведет игоревский товарищ. (Ведь по закону в этой большой машине помимо водителя может быть лишь один пассажир). А я еще такой непосредственный ребенок! Стесняюсь сказать, что от подогрева сиденья у меня уже задница горит, но с радостью тыкаюсь во всякие кнопки, и мое кресло меняет свое положение практически во все стороны. Я закидываю ноги на панель впереди себя и радуюсь потрясающему обзору! Если вы там ни разу не были, то хотя бы представьте, насколько высоко находится лобовое стекло большой машины. Дорога и Земля… Восхищаюсь продуманностью спальных мест за креслами — по сути они выглядят как нижняя и верхняя полка в плацкарте. И лампочки в изголовье! И еще куча всяких мелких милашеств. Познаю все это под неумолкающий треп с драйвером. Знакомлюсь с рацией и узнаю, что они установлены в кабинах почти всех фур, имеют свой радиус действия и что чуваки по ним постоянно треплются. Предупреждают друг друга, где стоят менты, узнают, где на местности кафешка нормальная, продают-покупают бензин, травят анекдоты. Своеобразный дальнобойщицкий чатик.

Для многих из них кабина — по-настоящему дом родной. Они проводят там основную часть жизни и стараются навести уют. Мягкие игрушки, фоточки родных, иконки и обереги. И, как я поняла значительно позже, у каждого под сиденьем хорошо если только монтировка. Потому что  жизнь у ребят по-своему сурова… И нелегкие 90-е, когда власть дала водилам понять, что сейчас не до них, и на дорогах молодого государства Россия творился полный беспредел. Я застала только остаточные явления, наподобие Челябинской области, о которой по рации предупреждали новичков, что лучше въехать с утра и не останавливаясь преодолеть регион до вечера. Казалось бы, что за ерунда? Но реальность порой суровая дама — запросто могут проколоть колёса, перерезать шланги или самым банальным образом наставить ствол и потребовать денег и забрать себе груз. Помню истории о том, как выбежал в магазин за сигаретами, а вернулся — в кабине уже нет рации. Остановился на ночь на обочине, проснулся — а машину вскрыли и разгрузили. Да мало ли какие неприятности могут подстерегать на дорогах! Чего стоят одни менты, собирающие мзду и проявляющие в этом порой чудеса изобретательности. Рассказывал мне как-то на кировских землях один дядька на Камазе: вот постоянно за кустами сидели, прятались, ну как-то их не было — я эти кусты и скосил.

Но вернемся в мою первую фуру. Водитель оказывается еще и владельцем машины, к тому же периодически ездит за границу. И я заслушиваюсь историями, в которых ощущаю манящий дух романтики. Я смотрю на проносящиеся мимо осенние пейзажи Тверской области, нежусь в уюте плавно покачивающегося кресла и узнаю правила и законы этого другого мира. Драйвер заботится обо мне как о младшей сестренке, болтает по рации с своим напарником и вручает мне микрофон, чтобы я могла сказать пару слов едущей там Аньке. Кормит нас обедом и выбирает в Москве такой путь на своей громадной машине, чтобы нам удобно было добраться до общаги.
Я узнала о своеобразной интеллигентности и чувстве единства их брата. И вот этой некоей настоящести…

Достаточно быстро я поняла, что финансовая сторона вопроса отошла на какой-то очень дальний план. Мои путешествия происходят по асфальту, по небу и по рельсам. Я не отрицаю удобства разных способов, но… в какой-то момент внутри появилось чувство и осталось там жить, хорошо сдружившись со своими соседями. Его можно охарактеризовать как “хочу на трассу! Хочу куда-то отправиться, отдавшись дороге…”. Смотреть часами в небо за окном машины, на леса, поля. Медитативное состояние сменяется бродящими в голове мечтами и планами, а потом начинаются разговоры, зачастую неожиданные в разнообразии своих тем.

Минувшей осенью, отправившись в Лаос, я очень ясно осознала, что хоть и нахожусь в Таиланде уже полгода, но на самом деле живу очень обособленно. На островах фаранги (иностранцы) обитают будто в резервациях, в своих закрытых сообществах. И начала учить слова и познавать жизнь местных с дядькой — тру-камазистом на тайский лад. Я ночь спала у него в кабине, а он ехал, а с утра разбудил меня, и пока я умывалась на заправке, принес кофе и булочку. Мой драйвер не знал ни слова не по-тайски, я же наоборот знала на его родном языке только 2: здравствуйте и спасибо. Но порой так мало надо, чтобы новый день осветила улыбка !



Сейчас у ребят-дальнобойщиков России все не очень хорошо. Собирать дань с них стали не просто менты за кустами, а государство. Государство принимает новые законы, призванные пополнить…. а что, собственно, пополнить-то? Ну, об этом, кажется, с минувшего воскресенья не думает лишь ленивый. Либо полностью безразличный к жизни человек.

Мне очень понравилось мнение, вычитанное где-то на просторах интернета — насчет большого числа очень молодых людей, вышедших на митинги 26 марта. Они заявили о себе и о том, что имеют свое мнение. И вот там говорилось, что раньше были субкультуры — панки, хиппи, эмо и прочие. Но государство их все-таки давило. И вот теперь все стали более одинаковыми, но куда-то надо девать свою энергию! И она отправилась туда, в осознание себя как социально-значимой личности.

Так вот, дальнобойщики — они, как и все, тоже хотят мирного и прекрасного будущего! Ведь если по-чесноку, вы должны понимать, что от своей профессии они кайф ловят и это круто!  Потому они и неравнодушны. Ведь их труд просто обесценивают. Грустно, когда хорошие люди хотят делать свое любимое дело и могут это делать, но государство, призванное защищать, наоборот, угнетает их.

Уже не один месяц идет борьба против системы “Платон”, которая, помимо прочего, собирает плату за каждый километр. И вот несколько недель назад объединение дальнобойщиков решило добиться того, чтобы их мнение услышали,и выдвинуло требования. А если ответки не будет, сказали они, то 27 марта мы устроим всероссийскую забастовку. И в понедельник они ее начали. Стараются ребята, но, как и везде, не все коллеги их поддержали. И освещения особого я не вижу, хотя стараюсь последние дни внимательно следить за происходящим на российских и соседних землях.

Все мы понимаем, что ТВ и прочие государственные СМИ льют нам в уши помои. Но у нас есть гаджеты, мы живем в социальных сетях и прочих ютубах. Поэтому перечислять факты я здесь не буду. Не буду приводить документов и воззваний бастующих. Информация не секретная и легко гуглится. К тому же, передавая своими словами, могу невольно что-то исказить. Но я просто знаю дальнобойщиков, и они мне товарищи. И знаю, что нынешняя власть давно доказала свою некомпетентность. А это еще один пример ее явных “игр себе во благо”. И это ни разу не политика. Не нужно сильно напрягать мозг, чтобы сделать логический вывод: подорожание грузоперевозок быстро коснется каждого, т.к. сразу за этим вырастут цены на продукты. А в городе даже картошка не растет — ее привозят. Все мы живем рядышком.

Трудно сказать, чем можем мы, путешественники, помочь водилам. Но хотя бы распространить информацию о проблеме, озвучить свою позицию, нам под силу. Сказать: «Спасибо, камрады, мы мысленно с вами, а поддержка важна для каждого из нас”.

Поделиться:
Текст:
Другие тексты автора Вильма

Свобода внутри. Азиатские хроники Вильмы. Часть 1: прежде, чем взять билет в один конец

Вот уже больше года наша безбашенная подруга Вильма катается по Азии. Ее дреды...
Подробнее...